Анна Ракина

Продюсерский факультет, 3 курс
ПРО ВЫБОР ФАКУЛЬТЕТА И УЧЕБНЫЕ БУДНИ

Решение поступать на продюсерский факультет было компромиссом между мной и родителями. Получилось так: с одной стороны, я в театре, а с другой стороны, я не актриса. Но я нисколько не жалею о том, что поступила именно сюда, потому что, обучаясь на этом факультете, видишь все происходящее внутри театра, причем обозреваешь это как бы «сверху».

Обычным процессом обучения в Школе-студии МХАТ является все то, что в большинстве институтов выглядело бы чем-то диковинным. В коридоре у нас стоит ванна, а по второму этажу бегает курица. Если мы сидим и изучаем экономику, а за соседней стенкой играет джаз или какой-нибудь марш — это совершенно нормально. Кто-то спит в коридоре на матах, кто-то плачет в углу — это тоже нормально (смеется). Вообще, описывать все это довольно непросто, надо просто туда прийти и прочувствовать атмосферу.

Среди учебных дней, конечно, выделяются наши капустники, посвящение в актеры, посвящение в продюсеры… Естественно, каждый год особенно запоминается первое сентября. В этот день нам выпадает уникальный шанс пообщаться с такими мэтрами, как Владимир Георгиевич Урин, Олег Павлович Табаков, Виктор Анатольевич Рыжаков. Они разговаривают с нами, желают удачи. Речь Виктора Анатольевича я жду каждый год с нетерпением. Это очень открытый и искренний человек, и когда он говорит, создается ощущение, что он обращается лично к тебе и наставляет тебя на путь истинный.
обучаясь на продюсерском факультете, видишь все происходящее внутри театра, причем обозреваешь это как бы «сверху».
ПРО «СТУДИЮ 711» И РАБОТУ ПРОДЮСЕРА

«Студия 711» — это автономная некоммерческая организация поддержки культуры и образования, в рамках которой наш курс создает собственные проекты. Создал ее директор театра «Мастерская Петра Фоменко» Андрей Михайлович Воробьев. При этом то, что мы делаем в рамках этой организации, не связано ни с театром Петра Фоменко, ни со школой-студией МХАТ — это отдельная и абсолютно самостоятельная вещь. Одним проектом у нас обычно занимается группа от трех до пяти человек, кто-то из них является руководителем. Я, например, являюсь руководителем команды, которая в течение года работала над короткометражным фильмом «Проездом».

Нас как продюсеров учат выстраивать план работы примерно так: сначала появляется идея, потом ты собираешь команду, вдохновляешь ее, раздаешь каждому задачи и потом уже контролируешь. В нашей работе очень важно уметь найти со всеми общий язык, уметь хорошо объяснять. Научи трех, и тогда научить сотню будет легко! К нам в студию — спасибо большое Андрею Михайловичу — постоянно приходят известные руководители в сфере культуры. Приходила, например, Мария Евсеевна Ревякина, директор Государственного театра наций и генеральный директор фестиваля «Золотая маска». Я смотрю на нее и думаю: как на женщине могут одновременно держаться два таких масштабных проекта? А секрет, в общем-то, прост: у нее есть две команды, который работают как отлаженный механизм. Я считаю, это просто блестящий пример организации. А Валерий Иванович Шадрин, генеральный директор Чеховского фестиваля, совершает просто немыслимые подвиги. Недавно нам рассказывали, как ради фестиваля снимались провода — только для того, чтобы артисты могли пролететь над столицей. Еще этот человек привозит в Москву спектакль, который уже вообще сняли с проката. Вот это, как мне кажется, и есть самая суть продюсерства: уметь так организовать работу!
"...Когда ты видишь, как твой сырой материал обрабатывается и становится полноценным произведением, наступает эйфория. Это что-то совершенно дикое!"
КАК ПРОХОДИЛА РАБОТА НАД ФИЛЬМОМ «ПРОЕЗДОМ»

У меня давно зрела мысль попробовать себя в сфере кино, поскольку я боялась, что моя практика может начаться с подачи кофе. Поэтому когда представилась ценная возможность поработать над короткометражным фильмом, было бы глупо ею не воспользоваться. Однокурсница познакомила меня с режиссером, мы все обсудили и решили, что будем снимать. Работать над этим проектом было очень трудно: пожалуй, это было самое тяжелое, что я делала в своей жизни. Я допустила дикое количество элементарных ошибок, местами очень глупых. Просто бывает так, что ты знаешь, что делать, но когда приступаешь к работе, почему-то об этом забываешь. Но зато я столькому научилась!

Впечатления от съемок остались очень сильные. Работали мы в каких-то диких условиях: в депо, в плюс четыре, в октябре, мы снимали август. Актеры были в легких платьях, пытались согреться чаем. Все это происходило ночью, я не спала двое суток… В конце второй смены потерялась какая-то деталь от вагона, и мы искали ее вместе с оператором в девять утра, после двух суток без сна. Короче говоря, это была какая-то агония! Но она принесла свои плоды. Сейчас у нас идет постпродакшн, и я вижу, как наш фильм потихоньку оживает. Я вижу сочетание цвета, звука, музыки… Именно на этом этапе творится магия кино!
Обучение в школе-студии — это постоянный поиск, ты никогда точно не знаешь, что будешь делать дальше. Сейчас мы дождемся сентября, подадим заявки на все масштабные фестивали — Каннский, Берлинский, Венецианский, «Кинотавр» — и посмотрим, как наш уже готовый проект будет вести себя там. Если вдруг ничего не получится, тогда будем заявляться на какие-то локальные или, может быть, местные зарубежные фестивали. В любом случае, для начала надо посмотреть, что у нас выйдет. Возможно, я соберусь снять еще одну короткометражку, чтобы поднабраться опыта. Тогда я смогу исправить ошибки, которые допустила в прошлый раз, и сделать это уже на другом уровне.
ПРО УЧАСТИЕ В ФЕСТИВАЛЯХ «ЗОЛОТАЯ МАСКА» И «КИНОТАВР»

«Золотая маска» дает людям прекрасный шанс обмениваться опытом. Кроме того, он стирает межкультурные границы: во-первых, между Россией и миром, а во-вторых, между центром и провинцией. Сюда приезжают иностранные театральные деятели, которые отбирают наши спектакли для проката на своих фестивалях. Многие участники приезжают со своими постановками из дальних уголков нашей страны, переживают перед московской избалованной публикой и добиваются признания.

Я участвовала в фестивале дважды — в этом году и в прошлом. Работала в рамках программы "Russian case". Поскольку я занималась чисто организационной работой, то есть, координацией гостей, мне удалось увидеть только небольшую часть фестиваля. Но некоторые мои знакомые работали непосредственно с коллективами. Одна однокурсница в течение двух недель приходила с бурей эмоций и говорила: «Я больше не могу! У меня нет сил!» Там у нее случались разные форс-мажорные ситуации: приезжает театр, сорок человек, у каждого обязательно свои проблемы, и ты — единственный человек, который может их решить. Какой-то человек упал со сцены, кого-то нужно доставить в больницу, кому-то не нравится гримерка… и ты во всем этом виноват! Продюсеры нередко становятся козлами отпущения, хотя мы просто пытаемся помочь правильно все организовать. Кстати говоря, когда мы снимали фильм «Проездом», было примерно то же самое. Ты объясняешь человеку: ну не можем мы этого сделать, давайте поищем какой-нибудь другой вариант. А человек на компромисс не идет, говорит, что ты абсолютно ничего не понимаешь и мешаешь творческому процессу! Потом, слава богу, все удается разрешить.
На «Кинотавре» я была один раз, в прошлом году. Занималась тем же самым, что и на «Золотой маске» — координацией. Благодаря участию в фестивале я в очередной раз убедилась, что российское кино живет, что бы там про него ни говорили (из просмотренных картин мне особенно понравились короткометражки). У нас сегодня есть много потрясающих режиссеров со своим уникальным взглядом на мир. Жаль только, что индустрия кино в нашей стране развита слабо, что в нее недостаточно вкладывают. В конечном счете, все упирается в то, что в отечественное кино никто особенно не верит.
В тройке моих любимых фильмов — «Загадочная история Бенджамина Баттона», «Гордость и предубеждение» и «Мемуары гейши». Все эти картины обладают одним качеством, которое я очень люблю: это эстетика. Мне очень нравится смотреть фильмы, которые показывают ландшафты, костюмы, грацию… Если расширить эту тройку до пятерки, пожалуй, добавлю сюда еще «Исчезнувшую» Финчера и «Под покровом ночи» Форда. Это шикарные триллеры, они вынимают из тебя душу, превращают ее в мясо и засовывают обратно. И если первые три фильма — это изящество, то последние два — тонкая игра со зрителем.
"На продюсерском факультете надо быть знающим и смелым, чтобы показать: вы берете меня не просто так, я действительно могу что-то сделать!"
СОВЕТЫ ПОСТУПАЮЩИМ В ШКОЛУ-СТУДИЮ МХАТ

Все, конечно, зависит от факультета, на который человек хочет поступать. На актерском надо быть собой. Ведь кем бы ты ни пытался себя показать, тебя все равно увидят. Будут разговаривать, прощупают, поймут, какой ты настоящий. Какие еще могут быть советы? Занимайтесь, ходите, смотрите, разговаривайте. Знакомьтесь с теми, кто у нас учится, чтобы понять, что это вообще за место и кто нам нужен. Надо обязательно вырабатывать свои вкусы, свои предпочтения в искусстве. К нам из года в год приходит какой-нибудь человек, который говорит: мне нравится Пушкин. Понятно, всем нравится Пушкин. Но надо еще понимать, почему тебе нравится Пушкин или почему ты без ума от Хармса. Нужно уметь объяснить это, доказать, что ты знаешь, что ты читаешь, ориентируешься в искусстве. Чтобы поступить на продюсерский факультет, будьте смелыми — многим не хватает этого качества. С одной стороны, нужно быть прагматиком, но если ты будешь слишком прагматичным, ты, скорее всего, не будешь креативным. Это две вещи, которые друг другу мешают, и найти баланс между ними трудно.
Скажу, что на продюсерском факультете жизненно необходима выдержка и износоустойчивость, потому что ты работаешь с людьми. Ты можешь быть каким угодно, но у тебя обязательно должен быть некий внутренний стержень, который помогает в нужный момент абстрагироваться от всего, что тебе мешает, и включить холодный ум. На тебя будут кричать, говорить, что ты отвратительный человек, что ты ни в чем не соображаешь — ты должен это игнорировать и оставаться хладнокровным. Ты все прекрасно понимаешь, знаешь, что делаешь, слышишь, что тебе говорят, и способен самостоятельно решить, как лучше всего поступить.
Made on
Tilda