Как ВИЧ-инфицированные учатся по-новому строить свою жизнь
Жизнь после ВИЧ
К началу 2016 года в России зарегистрировано более 1 млн ВИЧ-инфицированных. Согласно прогнозам Министерства здравоохранения РФ, к 2025 году по темпам роста ВИЧ-инфицированных людей страна может обогнать лидеров данного рейтинга – африканские страны. А это значит, что любой человек оказывается в зоне риска и может стать ВИЧ-позитивным. Журналист-Онлайн представляет истории тех, кто столкнулся с этим заболеванием.
Алла Шамотайло, Елена Татаркина
Анна, 33 года
Я не очень люблю рассказывать историю, как заразилась ВИЧ, потому что это связанно с самым ужасным событием в моей жизни. Мои родители погибли, когда я была маленькой, поэтому я росла в детдоме. Видела, как другие дети выпускались из детдома, и вся жизнь у них была сломана — почти никто ни к чему не стремился. Я не хотела этого, старалась читать книги, учиться. Поступила в техникум, встречалась с мальчиком. Мы планировали брак, копили деньги.

В 2004 году меня изнасиловали. У меня началась депрессия: изнасилование я считала черной меткой на всю жизнь. Больше двух недель я сидела дома и никуда не выходила. Бросила парня: у меня не было сил сказать, что случилось. Я уехала жить к подруге. Когда почувствовала недомогание, рассказала ей, что случилось. Она-то и потащила меня по врачам. Конечно, заставила пойти не только к терапевту, но и венерологу и гинекологу. Оказалось, что я беременна, а через два дня узнала, что еще и ВИЧ-положительна. Был такой шок, что я молчала три дня. Подруга поддерживала меня, как могла. Пошла к врачу, проконсультировалась, как нужно жить с ВИЧ-инфицированным. Мы с ней жили вдвоем. Я родила, сыночек чудом оказался ВИЧ-отрицательным.

Однажды к подруге пришел ее мужчина с другом, я не отнеслась к этому серьезно — куда мне, одинокой мамаше с ВИЧ, на что-то рассчитывать. Он не приглашал меня на свидания, понимая, что ребенка я никому не оставлю. Приходил к нам в гости, приносил цветы, ухаживал. В одну такую встречу я решила рассказать все, чтобы он не терял время и нашел другую девушку. Но он принял меня, его это не испугало.

С того момента живем вместе, счастливы в браке, сын растет здоровым и сильным, любит биологию. Я по-настоящему загорелась кулинарией. Я прохожу терапию, с мужем предохраняемся, он до сих пор отрицательный. Семейная идиллия и полная гармония, так что ВИЧ — это не приговор. Для себя поняла, что главное принять ситуацию как есть, и просто жить дальше.

В настоящее время в мире насчитывается более 35 млн вич-инфицированных. В 2015 году программа ОНН по борьбе с ВИЧ/СПИДом представила отчет, по данным которого 70% инфицированных живут в Африке.
К началу 2016 года в России зарегистрировано 1 006 388 инфицированных. В 2015 году 27 564 зараженных ВИЧ умерли по разным причинам.

Анастасия, 30 лет
ВИЧ я заразилась от мужа, но в тот момент мы еще не состояли в браке. Когда я узнала о диагнозе, то была раздосадована тем, что я такое допустила, что не предприняла какие-то необходимые меры, чтобы этого не произошло. Но я абсолютно точно понимала, что я со всем справлюсь. Сама ситуация очень сблизила нас с мужем, хотя детей пока нет.

Семье рассказала о диагнозе спустя три года, когда сама уже приняла его как данность. Они его тоже приняли, отношение ко мне никак не изменилось. Однако моя будущая свекровь, узнав о моем диагнозе, полностью отказалась от общения со мной. Все из-за недостатка информации.

Изменился круг общения, но вот образ жизни поменялся несильно. Скорее изменилось восприятие жизни: начинаешь ценить каждый день, радоваться этому.

После того, как я узнала, что ВИЧ-положительна, я вступила в группы взаимопомощи. Там встретила много новых людей, большая часть из которых стала моими друзьями. Сейчас я являюсь ВИЧ-активистом и работаю в call-центре горячей линии. Очень часто звонят с глупыми и смешными вопросами: «Можно ли заразиться от укуса комара/рыбок в Тайланде?», «Я вчера нашел на работе чей-то носовой платок, выкинул его руками. Я уже заразился?» и многое другое.
Развитие медицины и фармацевтики за 30 лет позволили перевести ВИЧ в разряд хронических болезней, развитием которых можно управлять. Согласно последним статистическим данным американских ученых, средний возраст ВИЧ-инфицированных больных значительно вырос. Для мужчин средний возраст увеличился на 34%, теперь он составляет 50,8 лет, для женщин — 49,7 лет.
Сам по себе ВИЧ не способен убить человека. Однако смерть наступает в результате неспособности организма противостоять инфекциям, не наносящим вред здоровому человеку.

Мария, 28 лет
Я узнала о своей болезни 4 года назад. Я точно не знаю о том, как я заразилась. Скорее всего виной стала беспорядочная половая жизнь, которую я вела.

Глупо придумывать оправдания, но тогда у меня действительно был трудный жизненный период. Моя мама умерла, отец запил. Мне хотелось отвлечься, убежать от всего этого. Тогда у меня и началась безрассудная жизнь: алкоголь, бары, беспорядочный секс.

Постепенно я вернулась к обычной жизни, нашла работу, познакомилась с парнем. Но все это было разрушено одной фразой врача: «У вас ВИЧ!».

Я снова осталась одна. Совесть не позволила мне продолжать отношения с молодым человеком. Я решила остановиться, пока не всё зашло слишком далеко. Не хотела ломать человеку жизнь.

Мне было страшно говорить родным и друзьям о своем диагнозе. Я начала проводить много времени в одиночестве. Искала в Интернете новости о ВИЧ-инфекции, сидела на форумах.

Отказавшись от живого общения, я начала рисовать. Это давало мне чувство покоя, позволяло выражать свои эмоции. Я не говорила людям, я рисовала.

Постепенно я смирилась со своим диагнозом. У меня появилось желание создать семью. Мне очень не хватало моей мамы, и я жутко захотела, чтобы маленький человечек когда-нибудь назвал мамой меня.

Я стала общаться с другими ВИЧ-положительными людьми на сайте mirplus.info. Этот ресурс объединяет людей, больных ВИЧ. Там я познакомилась со своим будущим мужем, он тоже болен. Через год мы поженились.

Я мечтала о ребенке, но жутко боялась, что он родится с таким же заболеванием. Чуть позже я узнала, что беременна. Во время беременности я проходила терапию, чтобы наш ребенок родился здоровым. Беременность проходила непросто, но это того стоило. Когда подошел срок, я сказала врачам, что хочу рожать сама, но они настояли на кесаревом. Я родила сына, он абсолютно здоров.

ВИЧ изменил мою жизнь, но я смогла принять это и справиться. Это не смертельный приговор, нужно продолжать жить и двигаться дальше.
В интервью "Lenta.ru" заместитель министра здравоохранения России Татьяна Яковлева говорит, что методика борьбы со СПИДом, появившаяся еще в 1995 году, нуждается в обновлении. Лечение больных в России сильно отличается от методик в других странах. На Западе, к примеру, рекомендуют начинать терапию сразу же, как только подтверждается диагноз.
В России лечение больных, в основном из-за дефицита лекарств, наступает тогда, когда количество лимфоцитов с маркером CD4 падает ниже 350 (при уменьшении до 200 возникает прямая угроза развития СПИДа). Это приводит не только к росту смертности, но и к распространению инфекции: пока больной принимает лекарства, заразиться от него практически невозможно. При этом лишь 25% больных обеспечены антиретровирусными препаратами, которые применяются в терапии ВИЧ-инфекции.
Главный внештатный специалист Минздрава по проблемам ВИЧ-инфекции Евгений Воронин убежден, что максимальное внимание нужно уделить наркоманам и молодым женщинам. По его данным, на наркоманов приходится 57% заражений, а на молодых женщин — 40%.
Дмитрий, 43 года
ВИЧ я заразился по собственной глупости. Случилось это 5 лет назад. У меня была прекрасная семья: любимая жена и двое детей. Был примерным семьянином, думать никогда не мог о том, чтобы изменить жене. Но надолго уехал в рабочую командировку -- там-то все и случилось. Постоянно сдерживать сексуальное напряжение было невозможно: с женой интимная жизнь была хорошей, видимо, и привык к регулярному сексу. Однажды вечером в ресторане отеля увидел симпатичную девушку, оказалось, что живет прямо надо мной. Познакомились, общались. Но не предохранялись.

Вернувшись в Санкт-Петербург, сразу пошел к врачу, сдал анализы и, как чувствовал, – ВИЧ. Рассказал жене все, как есть, она поблагодарила, что не полез к ней после измены, а сходил к врачу.

После постановки диагноза жили вместе еще чуть больше месяца, я спал в другой комнате. Моя жизнерадостная жена гасла на глазах, и я решил не портить ей жизнь. У нас разница 8 лет, подумал, что пусть найдет себе здорового мужчину, который не причинит ей вреда.

Нет, мы до сих пор общаемся, дружим, у нас общие дети, да и чувства все-таки не угасли. Она хорошая, сумела простить меня и не держать зла. Жена и подсказала сходить не только к врачам, но и на тренинг, суть которого была в помощи атаптации в обществе после заражения. Конечно, несмотря на то, что я зрелый мужчина, я замкнулся. Ни с кем кроме жены и говорить-то не мог, а тут тренинг, люди. Успокаивало только то, что там будут такие же, как и я. Отходил я несколько тренингов, обзавелся новыми знакомыми. Стало как-то полегче.

Вот среди знакомых и была та самая, с которой мы вместе по сей день. Жена вышла замуж, я думаю, что скоро женюсь. Недавно передал жене огромный букет цветов в знак благодарности, что отправила-таки меня на тот тренинг.
Самая пораженная часть населения – это мужчины трудоспособного возраста, сообщает Вадим Покровский, глава Федерального центра по борьбе со СПИДом в интервью "Lenta.ru". Каждый двадцатый среди них является инфицированным. «До недавнего времени на сайте Минздрава висели материалы о том, почему не стоит доверять презервативам, возмущается Покровский. Потребовалась острая критика, чтобы все это удалили. В качестве альтернативы некоторые предлагают хранить верность партнеру. В результате крестового похода за нравственность депутата Мосгордумы Людмилы Стебенковой, на телевидении исчезла реклама презервативов, а сами средства выросли в цене до 600 рублей за десяток».
Made on
Tilda