Что значит родиться девочкой в теле мальчика
Не свое тело
С каждым годом тема трансгендеров привлекает больше внимания, так как люди, столкнувшиеся с этой проблемой, перестали скрываться от общества. Трансгендерность — это не публичный каминг-аут и не способ самовыражения, это сложный путь принятия нового себя, иногда даже длиною в жизнь. "Журналист-Онлайн" выяснил, как на самом деле живут люди, считающие, что родились в чужом теле, как на них реагирует общество и через что проходит человек в процессе коррекции пола.
Елизавета Драгунова, Анастасия Базарова
Трансгендерами называют людей, столкнувшихся с нарушениями психосексуальной принадлежности. Другими словами, их самовыражение или поведение не соответствует полу при рождении. По словам врача-психотерапевта Юрия Ушакова, желание сменить пол, как правило, возникает при некотором ряде психических и поведенческих расстройств. «Если быть более точным, то есть связь между расстройствами аутического спектра, синдромом дефицита внимания с гиперактивностью и трансгендерностью, – говорит врач. – У людей без указанных специфических патологий неврологического развития подобное желание возникает реже. Однако в процентном отношении количество таких людей крайне мало. Говоря на языке транссексуалов, эти люди относятся к типу non-op (те, кто не совершает совершают переход в силу разных причин: медицинских, социальных, религиозных), так же есть такие типы, как: pre-op – те, кто готовится сделать переход, post-op – те, кто уже его совершил».
Трансгенров часто путают с трансвеститами, даже внутри ЛГБТ-сообщества они сталкиваются с отчуждением.
Другие

Женя — трансгендер, ей 24 года и ее история началась еще в детстве, когда она почувствовала, что находится «не в своем теле». По словам девушки, несмотря на то, что она родилась мужчиной, им себя она никогда не ощущала: «Я чувствовала какой-то недостаток, будто вся моя жизнь была сном, и я должна была проснуться, чтобы все стало иначе».

Ей было интереснее общаться с девочками и играть в куклы, она часто засматривалась на красивые платья в магазинах, давая понять родителям, что они ей нравятся. Но те не обращали внимания, списывали все на юный возраст и говорили, что все это скоро пройдет. Вскоре Женя стала замечать, что ей нравятся мальчики, но она понимала, что не может назвать себя гомосексуалистом.

В 7 классе она решила не скрывать тех изменений, который с ней происходят. И после этого ее жизнь превратилась в ад: злобные насмешки, всеобщая травля и даже угрозы — и это малая часть того, что ей пришлось пережить в школе. «Нельзя представить и в страшном сне, что творилось со мной, -- вспоминает девушка. -- Однажды я толком не успела появиться на пороге, как все ученики сбежались посмотреть на меня. Они выкрикивали оскорбления, тыкали пальцем и смеялись. Но что самое ужасное — преподаватели поддерживали их! Вместо того, чтобы воспитывать в учениках сдержанность и толерантность, они показывали свое пренебрежение по отношению ко мне, называли больной и хотели исключить из школы, потому что я «портила весь имидж».

Женя замкнулась в себе, долгое время не выходила на улицу и даже пыталась покончить жизнь самоубийством. Родители не замечали, что происходит, пока директор не вызвал их в школу. Он уговаривал вразумить ребенка, предлагал обратиться к психиатру или забрать документы.
«После разговоров с директором мать кричала, грозилась «психушкой», а отец не вмешивался — знал, что я от своего не отступлю. Потом они вообще перестали меня замечать. Я была просто невидимкой, нежеланным гостем в их доме. Чтобы лишний раз не напоминать о себе, я проводила время на улице или днями не выходила из своей комнаты. На повторные вызовы директора родители не отвечали, поэтому постепенно учителя в школе начали забывать обо мне».
Несмотря на все трудности, она не прекращала ходить в школу, со временем начала игнорировать злобные комментарии в свой адрес, продолжая жить дальше. Школьные годы давно прошли, а она до сих пор чувствует на себе неодобрительные взгляды, только теперь прохожих, которые с непониманием в глазах проходят мимо, а иногда показывают пальцем. Сейчас она старается не вспоминать эту часть своей жизни, хотя осадок все равно остался.

Год назад Женя решилась на смену пола: «Я понимала, что это будет непросто, но я не могла больше находиться в чужом теле. Передо мной встал выбор: ненавидеть свое отражение в зеркале, мечтая умереть, или начать новую жизнь, о которой я всегда мечтала». И она выбрала второе.
Новая жизнь

Для трансгендерного перехода человеку нужно пройти ряд испытаний. Началом этого процесса ошибочно считают хирургическое вмешательство. В действительности все иначе.
По словам врачей-психиатров, прежде всего человек, решившийся сменить пол, проходит психиатрическую комиссию, где врачи смотрят на то, как ведет себя пациент, во что одет и как разговаривает.
На такую комиссию рекомендуется приходить с друзьями или родственниками — теми, кто подтвердит вменяемость пациента и то, что он отождествляет себя с человеком противоположного пола. Уже после прохождения этой комиссии, пациенту рекомендуется госпитализация, которая даст понять врачам с чем они столкнулись: с действительной транссексуальностью или с расстройствами шизофренического спектра. И только после этого врачи принимают окончательное решение о выдаче разрешения на смену паспортного пола.

С 2012 года в России бесплатную помощь в получении документов оказывает «Проект правовой помощи трансгендерам». Эта процедура значительно усложнилась по сравнению с девяностыми. «До 1991-93 годов в нашей стране существовали постановления, облегчающие процесс смены документов людям, которые уже прошли комиссию и готовы скорректировать свой пол окончательно, -- считает девушка-трансгендер Рави. -- Сейчас такого нет и нашему государству стоит уделить этому внимание».

Помимо бумажной волокиты, трансгендеров ожидает тяжелое и болезненное лечение: для адаптации организма они вынуждены принимать гормоны в огромных количествах всю жизнь. Женя уже почти год принимает гормональные препараты, которые помогают и будут помогать ее дальнейшей феминизации. Прием таблеток контролирует личный врач девушки, ведь неправильное их употребление может привести к необратимым последствиям, в том числе и к летальному исходу. «Как и для гормонотерапии, для операции по смене пола пациенту нужно предоставить врачу заключение психиатрической комиссии с рекомендацией хирургической коррекции пола, — говорит Юрий Ушаков. — Операция по смене пола делается не для красоты, это помогает человеку приспособиться к своей социальной роли в обществе и не чувствовать себя ущемленным для отношений с противоположным полом».
Общественное мнение

Но иногда разобраться в себе бывает легче, чем объяснить обществу свое «превращение». Для общественности вопрос трансгендеров стал открытым несколько лет назад. Тон дискуссиям задала история отчима Ким Кардашьян Брюса Дженнера — олимпийского чемпиона, который изменил пол и стал женщиной по имени Кейтлин. Рави считает, что ее история изменила отношение людей к трансгендерам в лучшую сторону: «Круто, что после каминг-аута Кейтлин Дженнер люди наконец-то с большим интересом стали относиться к трансгендерам. Сейчас все меняется. И это естественно».

Эта тема нашла отклик и в киноиндустрии: в 2015 году на экраны вышел фильм Тома Хупера о первом транссексуале в истории — «Девушка из Дании», номинированный на премию Оскар. В фильме главный герой Эйнар Вегенер, которого сыграл Эдди Редмэйн, проходит долгий и тернистый путь к своей новой оболочке по имени Лили. «Я хорошо отношусь к подобным историям, они дают людям определенную информацию о том, кто мы есть, -- трансгендер Ника положительно реагирует на вопрос о внимании к этой теме в киноиндустрии. -- Люди перестают заблуждаться, что очень важно».

В истории Жени особую роль сыграло то, что многие до момента встречи с ней, не знали о существовании трансгендеров. Она считает, что взрослым и образованным людям стоит подумать о детях, которых нельзя ограждать от историй про людей, решившихся на смену пола: «Дети должны знать об этих людях, кто они и что они из себя представляют».
По ее словам, большое количество суицидов происходит именно из-за того, что они запутались, они встречают непонимание в социуме, их не принимают такими, какие они есть.
Женя много лет поддерживает интернет-проект «Дети 404», который считает передовым и нужным современному обществу.

Суть проекта заключается в поддержке гомосексуальных, бисексуальных и трансгендерных подростков, а число «404» отсылает к аналогии с техническим сообщением при неверном наборе адреса страницы в Интернете: «Ошибка 404 — страницы не существует». Авторы проекта обращают внимание на то, что в российском обществе мало кто задумывается о существовании гомосексуальных и трансгендерных детей и о тех проблемах, которые у них возникают в условиях нетерпимости окружающих к ЛГБТ. «Если бы в моем детстве существовал подобный проект, он бы наверное смог помочь не только мне. Другие дети смогли бы понять мою проблему, возможно даже у меня появилась бы возможность не быть отвергнутой обществом», – говорит Евгения.

Но даже такой интернет-проект не способен улучшить ситуацию. По данным американской организации «Youth Suicide Prevention Program», подростки-трансгендеры ежедневно терпят унижения со стороны родителей: 40% бездомных подростков оказались молодыми людьми, сменившими пол, которым пришлось покинуть семью из-за конфликтов на этой почве. А 50% трансгендеров до 20 лет совершали попытку самоубийства. Пластический хирург Николай Миланов в своем интервью порталу Wonderzine приводит неутешительную статистику суицидов среди трансгендеров в советское время: «У нас много было самоубийств в советское время, 30% из них пытались покончить собой, 18% доводили это до конца».
Made on
Tilda