6
Двадцатый век начинается...
Сохранение ботанического разнообразия на разломе исторических времён
Проф. Михаил Иванович Голенкин, первый директор Ботсада в ХХ веке
Преемником и продолжателем дела И. Н. Горожанкина в начале нового столетия был один из лучших его учеников, приват-доцент и профессор ботаники Московского университета — Михаил Иванович Голенкин, который руководил садом с 1902 по 1930 год, переживая с ним труднейшие времена. Он написал и опубликовал "Путеводитель по ботаническому саду", выдержавший несколько изданий. М. И. Голенкину в должности главного садовника помогал Г. Г. Треспе, заменивший на этом посту скончавшегося еще в 1896 году Г. Ф. Вобста. Весьма плодотворной оказалась командировка М. И. Голенкина на остров Яву, осуществлённая им на средства Академии наук в 1904-1905 годах. Там он имел возможность познакомиться с богатейшими коллекциями диких и культурных тропических растений в знаменитом Бейтензоргском ботаническом саду, с постановкой там экскурсионной работы. На кафедру и в Сад М. И. Голенкиным был привезён новый научный материал, учебные экспонаты, семена редких тропических растений.
Такой вид на Субтропическую оранжерею открывался посетителям в 1905 году со стороны Теневого сада
А так выглядит Субтропическая оранжерея в наши дни. Обратите внимание: на месте небольшой приземистой оранжереи перед фронтальным фасадом Субтропической теперь находится канал
Георгий Германович Треспе, главный садовник в тяжёлые 1920-е годы
Георгий Германович Треспе, ранее бывший сотрудником цветочной фирмы «Э. Иммер и Сын», поставщиков Императорского двора, энергично продолжил осуществлять не только пополнение и улучшение содержания коллекционных фондов, но и расширение оранжерейных площадей, перестройку старых оранжерей с сооружением двух бетонных ванн для выращивания тропических водных культур, в том числе и для Виктории королевской (Victoria regia). Устаревшее боровое (дровяное) отопление в оранжереях заменили водяным. В открытом грунте были заложены систематический участок, участок показа полезных растений, заведены коллекции декоративных цветов — флоксов, георгин, ирисов и др. В результате улучшилась просветительская деятельность Сада. Его коллекции широко использовались в учебной и научной работе кафедры. Резко возросло число посетителей Сада: благодаря вниманию прессы большой наплыв их (до 10 тысяч человек в день!) вызвало первое цветение Виктории королевской летом 1906 года. Это редкостное для европейских Садов явление вдохновило поэта Игоря Северянина написать стихи, названные в честь кувшинки:

"Наша встреча — Виктория Регия:
Редко, редко в цвету...
До и после нее жизнь — элегия
И надежда в мечту."

Эту трудоёмкую культуру в саду освоили ещё в 1900-х годах. Лист действительно выдерживает до 35 кг, но только если вес распределён равномерно, да и равновесие на нем не удержать. Поэтому для подобных кадров под лист подкладывали доску
В 1909-1910 годах куратор отдела цветоводства научный сотрудник М. П. Нагибина посетила ботанические сады Бельгии, Англии и Германии, где познакомилась с основными тенденциями развития декоративного садоводства. Благодаря усилиям М.П. Нагибиной передовой опыт зарубежных коллег был успешно внедрён в практику отечественного цветоводства "Аптекарского огорода". Так за экспонируемые на выставках растения Сад неоднократно получал высокие награды: так в 1911 году он был удостоен Большой золотой медали «за обширную коллекцию орхидей, кактусов и других тепличных растений».
~
Все драматические события XX века сполна сказались на судьбе даже такого далёкого от политики заведения, как "Аптекарский огород". Сначала война 1914 года, затем вихрь революций и годы лишений, а в особенности зима 1919-1920 годов вплотную приблизили обитателей Сада к риску полного вымирания. Чрезвычайных усилий стоили Г. Г. Треспе и его помощнику Ф. И. Дековицу попытки спасения оранжерейных растений от холода. Коллекция орхидей даже была эвакуирована в институт лекарственных растений в Битце, где одна из оранжерей всё же отапливалась. Сам Г. Г. Треспе был здесь одним из организаторов курсов инструкторов по разведению лекарственных растений. "Аптекарский огород" в эти годы представлял собой жалкое зрелище. Как писал в 1940 году К. И. Мейер: "Угроза замерзания не раз нависала над оранжереями. К весне 1920 года все заборы, окружавшие Ботанический сад, оказались разобранными местными жителями, и сад превратился в проходной двор, от чего весьма пострадали все насаждения. Впрочем, ограждения Сада скоро удалось восстановить, но оранжереи, равно как и культуры открытого грунта, остались в прежнем состоянии. Большинство этих культур было уничтожено, и в голодные годы на месте разводили овощи. Деревянные перекрытия оранжерей быстро сгнили и провалились, стекла вывалились и их стали расхищать окрестные жители. Чтобы спасти стекла от окончательного разграбления, их сняли и с уцелевших оранжерей. Голые остовы, заливаемые дождем и засыпаемые снегом, стояли до 1924 года".
В начале 1920-х годов, как бывало и раньше во времена лихолетья, плодородный ресурс Сада был перенацелен в соответствие с насущными потребностями в направлении выживания, а не науки. Так на первое место вновь вышел "огород", но теперь не столько "Аптекарский", сколько профессорский и кооперативный. Стараясь подкормить научно-педагогический состав университетского коллектива, почти всю площадь Сада разбили на грядки и засеяли семенами овощных культур. Г. Г. Треспе удалось отстоять только клумбы для сохранения на них декоративных растений.
Примечательно, что в первые послереволюционные годы, когда никому не приходило в голову заботиться о досуге горожан, сад был закрыт для обычных посетителей, но несколько раз в неделю на территории разрешали гулять детям, жившим в окрестных кварталах.
Первые признаки ренессанса стали заметны в саду во второй половине 1920-х. Будучи руководителем садовой части Всероссийской сельскохозяйственной выставки, в 1926 году Г. Г. Треспе привёз из Англии и Германии много орхидей и других оранжерейных растений. Лишь к 1926-1927 годах Сад смог восстановить оранжереи и коллекционные фонды. Возобновилась его образовательная и научная деятельность в лаборатории. Но средств на содержание Сада было постоянно недостаточно, что, как и после пожара 1812 года, вынуждало выращивать растения специально на продажу, отвлекая коллектив Сада от его прямых задач.

В 20-х и в начале 30-х годов вслед за различного рода постановлениями ЦК ВКП(б) и Наркомпроса в Университете непрестанно шли преобразования, касавшиеся и Сада. В 1922 году был организован Институт ботаники, которым руководил М.И. Голенкин. В 1930 году был основан Биологический факультет, преобразованный из Биологического отделения физико-математического факультета, а в следующем году он был разделён на два самостоятельных отделения — ботаническое и зоологическое. В 1933 году факультет был вновь восстановлен.
Институт, а затем и факультет лихорадило от частой смены организационных форм и руководителей. Нечто подобное испытывал и Сад, который в той или иной мере то объединяли с кафедрой, то он выполнял свои функции самостоятельно. В 1930 году профессор М. И. Голенкин перестал быть директором Сада. "Аптекарский огород" стал самостоятельным учреждением в системе Биологического факультета, а лаборатория с её оборудованием была передана Кафедре высших растений, которая была отделена от Сада. Директором его был назначен Г. Г. Треспе, главным садовником Ф. II. Дековиц. Видимо, нелепость новой организации и перевод Сада на хозяйственный расчёт заставили Г. Г. Треспе уже в начале 1932 года отказаться от этой должности. Тогда распоряжением по Университету кафедра высших растений и лаборатория вновь вошли в состав Сада. Директором его был назначен В. М. Катунский, не имевший чёткого представления ни о специфике сложного учреждения, каким к тому времени стал Ботанический сад, ни о его задачах. Осенью 1933 года В. М. Катунского сменил аспирант кафедры геоботаники, а затем кафедры генетики И. Ф. Рудаков, которого в январе 1934 года сменил профессор М. С. Навашин. Не имея возможности уделять достаточное внимание Саду, М. С. Навашин летом 1936 года вновь пригласил в Сад Г. Г. Треспе на должность учёного садовода.
Так выглядел Лабораторный корпус (он же "уксусный заводик")) на рубеже ХIХ-XX веков
Ныне Лабораторный корпус на один этаж выше и находится в тени деревьев, значительно выросших более чем за сто лет...
В феврале 1937 года М. С. Навашин отказался от должности директора Сада. На его место была назначена администратор Д. А. Синицкая, которая была директором Сада всего полтора года, до октября 1938 года. Однако за это время она успела перевести Сад с хозрасчёта на госбюджет, получить средства и осуществить капитальный ремонт всех оранжерей и лабораторий, сделать ограды вокруг территории Сада, провести по его территории водопровод, пополнить научное оборудование и библиотеку, а в 1938 году построить оранжерею для экспериментальных работ и сделать пристройку к пальмовой оранжерее. Короткое время перед войной — 1938-1940 годах — Садом руководил Ф. А. Бынов. Частая смена директоров не могла не сказаться на деятельности Сада, особенно на научных исследованиях. Но даже в этот период организационной чехарды ярко проявился талант молодого биолога А. В. Кожевникова, изучавшего ритмы развития растений, автора таких оригинальных работ, как «По тундрам, лесам, степям и пустыням» (1937) и «Весна и осень в жизни растений» (1939), которые до сих пор представляют собой лучшие образцы научно-популярных книг, одновременно и познавательных, и интересных.
В научно-производственном плане коллектив Сада активно участвовал в хозяйственной жизни страны. В 30-х годах его специалисты приняли участие в разработке Генерального плана строительства Москвы. В соответствии с планом эта часть города должна была измениться до неузнаваемости. Вместо старой застройки вдоль проспекта Мира встали бы помпезные многоэтажные здания (наподобие Кутузовского проспекта), а саду, по одной из идей, была уготована роль Главного ботанического сада столицы с приличествующими такому статусу атрибутами: величественным входом, парадной планировкой и соответствующей градообразующей ролью. Из «тайного» внутриквартального оазиса он превратился бы, возможно, в один из образцов садового искусства в стиле «сталинского ампира». Война помешала осуществлению этих планов. Сад остался практически не затронут ими, но вокруг все же многое изменилось — из исторической застройки уцелел только дом В. Брюсова.В 1933 году в Саду организовали Лабораторию зелёного строительства, в которой продолжала трудиться цветовод-селекционер М. П. Нагибина: её усилиями была разработана методика получения зимостойких сортов многолетних флоксов, георгин, дельфиниумов. Штатный сотрудник и специалист по розам С. Д. Ижевский собрал и расширил ассортимент роз, пригодных для условий Москвы. С 1928 года в помещении субтропической оранжереи ежегодно проводились выставки цветов. В них участвовали ГСХА им. К. А. Тимирязева и многочисленные любители. Сад стал центром, объединившим научные учреждения и цветоводов Москвы. Аналогичную роль он играет и в наши дни: этим летом в экспозиционной оранжерее состоялись совместные с клубами выставки пионов, ирисов и флоксов.
В 1940 году, когда Сад вновь возглавил зав. кафедрой высших растений профессор К. И. Мейер, в его штатах было 80 научных, научно-вспомогательных и административно-хозяйственных работников, садовников и садовых рабочих. Бюджет Сада составлял 560 тысяч рублей, в том числе 120 тысяч рублей — спецсредства, зарабатываемые самим Садом. Коллекционный фонд растений включал 3500 видов и разновидностей. Растения открытого грунта демонстрировались в составе участков лекарственных растений, мичуринских гибридов, систематики, альпинария, водных растений. Сад обслуживал ботанические кафедры Биологического факультета (высших растений, низших растений, физиологии растений); для нужд кафедры физиологии растений в Саду был построен вегетационный домик, где проводилась полевая практика по программе этой кафедры. В экспериментальной оранжерее проводили исследования сотрудники и студенты кафедры низших растений.

Основным направлением научных исследований являлось выведение новых форм декоративных растений способами отбора, гибридизации
и воздействием химических и физических факторов, в том числе и радиации. Кроме этого, изучали ритмы и стадийность развития дикорастущих и декоративных растений, вели фенологические наблюдения над видами московской и подмосковной флоры. Сад обменивался семенами и публикациями со 175 ботаническими заведениями, в том числе со 127 зарубежными. Ежегодно проводилось 850-1000 экскурсий, в которых участвовали до 24000 человек, а общее число посетителей доходило до 200000 в год.
Константин Игнатьевич Мейер, директор Сада с 1940 по 1948 годы
Константину Игнатьевичу Мейеру, возглавлявшему Сад с 1940 по 1948 год, удалось организовать работу по сохранению коллекционных фондов Сада в сложное предвоенное, военное и послевоенное время. Большая часть мужчин ушла на фронт. Оставшиеся сотрудники в чрезвычайных условиях военного времени не прекращали научных исследований, сосредоточенных в ту пору в основном на улучшении качеств сельскохозяйственных культур. В ночные часы, опасаясь пожара, они боролись с «зажигалками», которые фашисты сбрасывали на Москву. Поскольку оранжереи не отапливались, то специалист по розам и учёный-садовод С. А. Ижевский вместе с главным садовником И. Е. Карнеевым, чтобы спасти оранжерейные растения, сами сложили кирпичные печи. По свидетельству очевидцев, в зимние холода 1941 года большую часть коллекций перенесли в Пальмовую оранжерею, которую отапливали разобранными заборами, стульями и табуретками. Восстановление коллекций Сада в послевоенный период потребовало огромных усилий всех сотрудников.

Сад оставался ведущим ботаническим учреждением Москвы, пока в 1945 году не был заложен огромный академический сад в Останкино. В 1953 году рядом с новым комплексом зданий Университета на Ленинских горах построили Агробиологический сад МГУ, а старый сад стал его филиалом.

В начале 1948 года К. И. Мейера на посту директора Сада сменил профессор кафедры высших растений Л. В. Кудряшов, но и он был вынужден из Сада
уйти: негативная роль в коллективе зам. директора Д. А. Синицкой — женщины «властной и грубой», вынудила их оставить Сад. Весной 1948 года Сад возглавил зав. кафедрой физиологии растений профессор Дмитрий Анатольевич Сабинин. В августе 1948 года состоялась сессия ВАСХНИЛ, и Д. Л. Сабинин, активно и гласно занимавший антилысенковскую позицию, был уволен. Из Сада были уволены «вейсманисты», не скрывавшие своего уважительного отношения к Д. А. Сабинину, талантливые Иван Григорьевич и Татьяна Ивановна Серебряковы, учёный секретарь Сада И. В. Каменецкая, а и. о. директора вновь стала...
Д. А. Синицкая (1948-1949).
«Мы не можем ждать милостей от природы. Взять их у неё — наша задача!» – И.В. Мичурин. В летнем доме близ оранжерей располагалась экспозиция, знакомившая посетителей с методами работы «великого преобразователя природы» и «борца с буржуазной генетико-селекционной псевдонаукой»
Нина Александровна Базилевская, директор Ботсада (1952-1964)
15 марта 1948 года Совет министров СССР принял постановление о строительстве комплекса новых зданий для Московского университета на Ленинских (Воробьёвых) горах. В том же году Биологический факультет был преобразован в Биолого-почвенный, начиналось строительство нового комплекса зданий МГУ на Ленинских (Воробьёвых) горах, включавшего и новое здание факультета. Это потребовало закладки новой территории Агробиологического сада рядом с факультетом, на базе которой планировалось развернуть экспериментальные биологические исследования. 6 октября 1950 года ректором МГУ академиком А. Н. Несмеяновым был подписан приказ о закладке новой территории (около 40 га) Сада, его старая территория стала филиалом.

Строительством новой территории Сада руководила Нина Александровна Базилевская. Вместе с архитектором В. Н. Колпаковой она участвовала в разработке проекта разбивки территории, отведённой Саду. Н. А. Базилевская к этому времени была уже известным систематиком, ботанико-географом, ресурсоведом, специалистом по интродукции растений и цветоводству. Она энергично взялась за строительство нового Сада, уделяя должное внимание и его филиалу.

Уже через 10 лет со времени закладки новый Сад, где были сосредоточены основные коллекции открытого грунта, в особенности декоративные растения, занял достойное место среди ботанических учреждений Средней России. В этот период обе территории Сада буквально утопали в цветах, но спецификой старой территории оставались его уникальные коллекции закрытого грунта (на новой территории не было экспозиционных оранжерей), а коллекции открытого грунта развивались на Воробьёвых.

Определенная односторонность в развитии коллекций растений открытого фунта (обилие декоративных культур постоянно привлекало внимание к молодому Саду), стремление к самостоятельности и отделению от Биологического факультета, сужение учебной работы биофака на базе Сада привели к тому, что в 1964 году Н. А. Базилевскую на посту директора Сада сменил геоботаник И. М. Культиасов. В 1967 году директором стал сотрудник кафедры высших растений В. Н.Тихомиров.

Вадим Николаевич Тихомиров, директор Сада с 1967 по 1987 год
Вадим Николаевич Тихомиров руководил Садом более 20 лет: в должности директора (на общественных началах!) — до 1987 года, а затем, до конца жизни (до июля 1998 года) выполнял функции научного руководителя. В 1979 году он возглавил и кафедру высших растений, возродив тем самым проверенную жизнью схему взаимодействия Сада и кафедры. Блестяще представляя, что и как делать в процессе подготовки молодых специалистов, он стремился привлечь в Сад опытных учёных и хозяйственников.

Еще в конце 1960-х годов на обеих территориях Сада основной тягловой силой для выполнения сельскохозяйственных работ была лошадь, а помещения и оранжереи отапливались котельными, работающими на угле, было много временных деревянных строений, в которых жили сотрудники сада, и бытовых временных помещений, остававшихся от строителей (на новой территории). В 1970-х годах все это разительно изменилось: в филиале Сада был построен хозяйственный двор, обе территории были подключены к центральному отоплению, обновился парк садовой техники. В. Н. Тихомиров пригласил в Сад В. С. Новикова (1967), а затем М. Г. Пименова (1973) и плеяду молодых талантливых исследователей, в основном выпускников кафедры высших растений и геоботаники:
Е. Б. Алексеева, Е. В. Клюйкова, М. С. Успенскую, Н. Б. Октябреву, Н. Н. Водолазскую, Э. П. Немченко, В. В. Дворцову, Л. И. Прокопову,
Т. И. Варлыгину, М. Г. Васильеву, Ал. А. Ретеюма и многих других.
7
«АПТЕКАРСКИЙ ОГОРОД» В НАШЕ ВРЕМЯ
Как Сад стал таким, каким мы его знаем сегодня...
С появлением новой территории Ботанического сада МГУ на Воробьёвых горах "Аптекарский огород" не потерял авторитета и популярности, которые были завоёваны им на протяжении своей истории. Признанием его исторической и культурной значимости стало решение в 1973 году Моссовета о присвоении филиалу Ботанического сада МГУ статуса памятника истории и культуры Москвы. Расположение вблизи центра города и большое число посетителей (в последние годы оно резко возросло), своеобразие и богатство коллекций оранжерейных растений, привлекательность старого дендропарка и дефицит парков в центральной части Москвы создавали и создают благоприятные предпосылки для расширения учебной и научно-просветительной деятельности на базе старейшего Сада России.
Площадь "Аптекарского огорода" всего около 7 га. Экспозиции открытого грунта занимают около 5 га, а площадь оранжерей вместе с производственными теплицами около 1250 кв. м. Несмотря на относительно небольшие размеры территории, Сад требовал и требует немалых средств для содержания оранжерей и теплиц, постоянного ухода не только за его зданиями и сооружениями, но и за прилегающей открытой территорией. Структурно это определяло наличие здесь большого числа обслуживающего персонала при небольшом количестве научных сотрудников, необходимых для обеспечения квалифицированного ведения и содержания общего коллекционного фонда, насчитывавшего до 3500 видов, форм и сортов растений. Изменилась и роль заведующего Филиалом: в идеале он, по существу, должен был осуществлять функции хозяйственника и специалиста-биолога широко профиля. В сложный период переустройства Филиала им заведовали В. Л. Маргвелашвили (1954—1958), В. К. Мукосеев (1958-1974), Л. И. Прокопова (1974-1978), Б. Н. Головкин (1978-1980), Н. Ф. Поливцев (1980-1983), С. К. Романова (1984—1996).
Алексей Александрович Ретеюм, директор Ботсада с 1996 года по настоящий момент
С приходом на эту должность в 1996 году Алексея Александровича Ретеюма в корне поменялась организация руководства деятельностью Филиала. В Сад был приглашён Артём Юрьевич Паршин, взявший на себя роль его первого помощника и руководство реализацией проекта реконструкции Сада в открытом грунте. Состав научных сотрудников пополнился доцентом кафедры ботаники МПГУ Александром Сергеевичем Зерновым, осуществившим инвентаризацию коллекционных фондов открытого грунта, пополнение их северокавказскими видами растений. С приглашением в Сад Аллы Евгеньевны Андреевой связано резкое расширение на его базе научно-просветительной деятельности, разработка программы экологического образования, создание Клуба юного эколога. Осуществление административно-хозяйственных мероприятий взяла на себя Анна Алексеевна Ретеюм.
Преобразования, начатые в начале 1990-х, задуманы для выхода из кризиса,
сохранения и дальнейшего развития сада. В первые постсоветские годы сад оказался на грани полной деградации. Лабораторный корпус и оранжереи требовали срочного ремонта. Сам сад превратился в запущенные «романтические» кущи, а в какой-то момент был и вовсе закрыт для посещения на неопределённое время. И тогда был разработан план реконструкции, главной идеей которого стало создание устойчивого механизма внебюджетного финансирования сада для гармоничного развития всех сторон его деятельности в стремительно меняющихся условиях. По этому плану (один из эскизных вариантов — справа) отдельные части и функции сада получают развитие в гармонии с общей идеей. Историческая планировка дендрария, к примеру, остаётся нетронутой, а её утраченные или искажённые черты воссоздаются. Параллельно с восстановлением инфраструктуры и построек идёт пополнение коллекций, развиваются образовательные программы. Был возведён Комплекс главного входа в сад, часть помещений которого сдаётся в аренду и приносит средства, направляемые на продолжение начатых преобразований.
К началу 1990-х годов пейзажная планировка центральной части сададендрариябыла почти полностью утрачена: древесные группы потеряли очертания, кулисы кустарников превратились в бесформенные массы; некогда идеально выверенные линии извилистых дорожек спрямились, а местами и исчезли вовсе, коллекционные участки заросли кленовым самосевом, цветники заглохли, а на бывших лужайках возникли шрамы стихийных тропинок
Теперь, в результате постепенных ландшафтных преобразований, сад вновь обретает былой уют и живописность
Была выработана концепция дальнейшего развития Сада: превратить его
в современный садово-парковый центр, ставящий во главу своей деятельности учебную и научно-просветительскую деятельность с акцентом на показ достижений современной биологической науки (прежде всего биологов МГУ) в сочетании с развитием на его базе форм культурно-просветительской деятельности. К заведованию библиотекой была привлечена Анна Владимировна Нестерова. Наличие в филиале Сада высококвалифицированных специалистов по содержанию коллекций закрытого грунта — Нинель Никандровны Капрановой, Надежды Анатольевны Григорьевой, Надежды Сергеевны Лазаревой — позволило сформировать ядро работоспособного коллектива, обеспечило сплав опыта и молодости, столь необходимый для филиала в настоящее время.

Одновременно должна была быть решена задача устойчивого обеспечения содержания филиала Сада. При участии талантливого британского ландшафтного архитектора Кима Уилки в 1995-1997 годах был разработан генеральный план реконструкции филиала БС МГУ, по которому уже в 1996 году начались работы. Они существенно расширились с приглашением в филиал Сада Харви Стефенса: выпускник Школы садоводства Королевского ботанического сада Кью (Лондон) работал главным садовником филиала БС МГУ в 1997—1999 годах, принимая активное участие в начальном этапе реконструкции территории открытого грунта, создании новых экспозиций (Теневой сад, Вересковая горка), реконструкции дорожной сети, новом оформлении партерной части и др). С 2000 году агро-техническими работами в открытом грунте филиала Сада энергично руководит главный садовник Антон Павлович Дубенюк.
Пруд был устроен в аптекарском огороде ещё в XVIII веке по технологии так называемого «глиняного замка» — дно его было выстлано несколькими слоями серой гжельской глины. Первоначально пруд имел прямоугольную форму; а в середине XIX века, в соответствии с модой на пейзажные в сады «в английском вкусе», ему придали свободные очертания, сохранившиеся до наших дней.
В 2001-2002 годах на спонсорские пожертвования был починен «глиняный замок», укреплены склоны берегов и восстановлена их линия, вновь высажена коллекция водных и прибрежных растений.
Строительство в 1996-1998 годах на хозяйственной территории вдоль Грохольского переулка (до 1969 года она была занята ветхими деревянными строениями, где жили сотрудники Сада) пяти павильонов офисного типа по проекту профессора МАрХИ О. И. Явейна. реконструкция и расширение лабораторного корпуса, строительство Комплекса главного входа в Сад с проспекта Мира дали возможность привлечь в филиал Сада дополнительные средства, необходимые для его содержания.

В 1995 году начались работы и по реконструкции оранжерей и теплиц Сада. Несколько старых, находящихся в аварийном состоянии (около 450 квадратных метров, были разобраны. В 1998 году была реконструирована первая оранжерея с коллекцией хвойных растений (выразительный фасад этой оранжереи использован в логотипе филиала Сада). Поскольку при реконструкции оранжерей используются новые материалы (вместо стекла применён пластик, расширены проёмы между конструкциями и др.), она идёт постепенно: необходимо время для оценки нововведений. В 2003-2005 годах были построены новый модуль Пальмовой оранжереи внутри которого началась разборка старых конструкций, и новые отделения, соединяющие Пальмовую оранжерею с соседней Субтропической.
Одним из самых масштабных и дорогостоящих проектов последнего времени является реконструкция старых и строительство новых оранжерей
В нашем климате они являются «домом» для львиной доли коллекций живых растений — многообразных представителей флоры со всех континентов. Проект включает не только существенное расширение оранжерейных площадей, установку современного климатического оборудования и объединение отдельно стоящих зданий в единый экскурсионный маршрут, но также сохранение исторических архитектурных элементов и реставрацию оригинальных фасадов
Самая «молодая» из наших оранжерей, Пальмовая, построена в 1891 году. К началу 1990-х она настолько обветшала, что сотрудникам приходилось работать в ней в касках, опасаясь падающих стёкол, а высокие пальмы упёрлись в крышу
Был выбран самый неожиданный сценарий реконструкции: из-за желания сохранить вековые экземпляры, которые едва ли выдержали бы пересадку, решили строить новую оранжерею прямо над старой, ни на день не прерывая цикла ухода за растениями. За исключением исторического фасада, вся старая оранжерея оказалась внутри нового, светлого здания из больших стеклопакетов.
Продолжающаяся реконструкция филиала Сада обещает вывод его на
принципиально новый уровень работы, превращение в определённом смысле
образен организации и содержания ботанических садов в условиях мегаполисов, каковым является Москва.

Для коллекций филиала Ботанического сада МГУ характерен ярко выраженный образовательный аспект: в их составе есть многие живые объекты, необходимые для преподавания курсов общей ботаники, систематики и морфологии растений, географии растений и биогеоценологии. Студенты биологических специальностей МГУ и других вузов, медицинских и фармакологических училищ, учащиеся биологических лицеев и средних школ — все находят здесь много полезного для своих занятий. Кроме того, в планах филиала Сада развивать у себя и другие образовательные программы для самых разных заинтересованных групп населения: школьные учителя приходят на специальные курсы повышения квалификации; учащиеся художественных школ, слушатели курсов по дизайну, садоводству, ландшафтной архитектуре — используют Сад как учебную базу, садоводы-любители получают консультации.

Таким образом, поскольку образовательный потенциал Сада далеко не исчерпан, развитие живых коллекций как основы для самых различных аспектов учебной деятельности, пожалуй, остаётся главным его приоритетом.
Подготовил
Александр Ганюшин
Особая благодарность руководству Аптекарского огорода
за предоставленные материалы.
Made on
Tilda