Прогулки с Владимиром Гиляровским
Москва и москвичи 2017
Гуляют по Москве студенты 201 группы вечернего отделения факультета журналистики МГУ
Владимир Алексеевич Гиляровский родился 26 ноября 1855 года в семье потомков запорожских казаков в Вологодской губернии. В 10 лет он поступил в Вологодскую гимназию и в первом же классе остался на второй год.

Уже во время учебы Владимир Алексеевич начал писать стихи и «пакости на наставников» - эпиграммы на учителей, занимался переводами. В гимназии он даже два года изучал цирковое искусство. В июне 1871 г, провалив экзамен, Гиляровский сбегает из дома - без паспорта, денег и документов. Работает бурлаком и крючником, пытается учиться в Московском юнкеровском училище, но и оттуда его отчисляют - за нарушение дисциплины.

После этого тянется длинная череда самых разных занятий писателя: истопник, пожарный, табунщик, циркач… С началом русско-турецкой войны Гиляровский снова отправился в армию, был удостоен нескольких наград и медалей.
Именно Гиляровский позировал для фигуры смеющегося казака в красном на картина И. Репина "Запорожцы пишут письмо турецкому султану"

«…скорее я воображу Москву без царь-колокола и без царь-пушки, чем без тебя. Ты - пуп Москвы»
А. Куприн
Все это время Владимир Алексеевич писал - стихи, зарисовки, письма, которые бережно хранил его отец. Но только с 1881 года писатель решил серьезно заняться литературой - начал печататься в журнале «Будильник», газетах «Русская газета» и «Московский листок». Наконец начали раскрываться несомненные таланты Гиляровского как журналиста, репортера - он первым оказывался на месте событий и происшествий, был знаком с огромным количеством самых разных людей из всех слоев и классов общества, вхож в самые закрытые круги. Казалось, он одинаково легко может попасть и на прием к генералу, и в самый захудалый притон для бездомных.

С 1912 года и до конца жизни Гиляровский писал книгу, ставшую его визитной карточкой - «Москва и Москвичи». Книгу переиздавали и дополняли еще при жизни автора. Заканчивая ее, Гиляровский был уже совершенно болен и обессилен, но когда рукопись, наконец, была завершена и отправлена в издательство, «почувствовал себя счастливым и помолодевшим на полвека». Неудивительно - книга стала его любимым детищем, где он показал все, что знал о Москве, и то, какой он ее видел. "Я – москвич! Сколь счастлив тот, кто может произнести ээто слово, вкладывая в него всего себя…" – гордо заявлял Гиляровский, как никто другой бесконечно влюбленный в Москву.
«Не было такого анекдота, которого бы он не знал, не было такого количества спиртных напитков, которого он не сумел бы выпить, и в то же время это был всегда очень корректный и трезвый человек. Гиляровский обладал громадной силой, которой любил хвастануть. Он не боялся решительно никого и ничего, обнимался с самыми лютыми цепными собаками, вытаскивал с корнем деревья, за заднее колесо извозчичьей пролетки удерживал на всем бегу экипаж вместе с лошадь...»
— М. П. Чехов
Москва и Москвичи
Парк «Красная Пресня» основан в 1932 году на месте дворянской усадьбы «Студенец» и является объектом культурного значения как памятник садово-паркового искусства XVIII-XIX веков. Изначально усадьба принадлежала князьям Гагариным, которые разбили на ее территории систему голландских прудов. После Отечественной войны 1812 года усадьба перешла во владение московскому генерал-губернатору Закревскому А.А., который воздвиг в честь ветеранов наполеоновских войны мемориальный комплекс. При перестройке усадьбы в начале XX века многие архитектурные достопримечательности были утрачены, но, стараниями архитекторов-реставраторов, часть из них была восстановлена.
До наших дней сохранился природный ансамбль парка, с его живописными аллеями и голландскими прудами с островами и арочными мостами. Также достопримечательностью «Красной Пресни» является восьмиугольный фонтан-водокачка «Октагон».
Татьяна Тимушева
Виктория Тютина
Название Мясницкой улицы восходит к XVI веку, когда улица была застроена лавками и домами мясников. При Петре I на улице стали селиться дворяне и аристократы, поскольку именно по ней пролегал путь от Кремля до Немецкой слободы, куда часто ездил император. После пожара 1812 года все деревянные дома на улице сгорели, и тогда улицу решили расширить и застроить каменными домами. Мясницкая – одна из первых улиц Москвы, получивших уличное освещение в конце XIX века. В 1935 году улицу переименовали в честь убитого годом ранее Сергея Мироновича Кирова, но в 1990 году было возвращено историческое название.
На Мясницкой можно увидеть причудливое сочетание архитектур различных эпох. Например, одно их самых примечательных зданий - дом Перлова, оформленный в китайском стиле. Также можно увидеть здание Госторга - один из ранних образцов конструктивизма.
Хитровка
"А кругом пар вырывается клубами из отворяемых поминутно дверей лавок и трактиров и сливается в общий туман…"
(Владимир Гиляровский)
Сегодня это небольшая тихая площадь недалеко от Покровского бульвара. А в конце XIX в начале XX веков она изображена в очерке Владимира Гиляровского совершенно другими красками. Мы не увидим темных переулков, запутанных и пугающих. Не увидим дешевых ночлежек и трактиров.

За несколько веков до "Дяди Гиляя" (так называл К. Г. Паустовский Гиляровского) здесь же прогуливался царь Иван III. В районе Кулишек и Ивановской горки располагался его загородный дворец. Рядом с царем, естественно, селилась и вельможная знать.

Свое название площадь обрела только в XIX веке. Генерал-майор в отставке Николай Захарович Хитрово обустроил площадь и сделал ее торговой после пожара 1812 года. С тех пор она носит его имя. Образовавшуюся на месте пепелища площадь замостили камнем, установили на ней масляные фонари и организовали торговые ряды. Перед смертью генерал-майор завещал Хитровку городу.

После реформы 1861 года многие освобожденные крестьяне отправлялись в Москву искать работу. Хитровская площадь превратилась в рынок рабочей силы под открытым небом. Позднее здесь был построен металлический навес и открылась народная столовая. В окрестных домах устроили дешевые ночлежки. А в доме, где ранее жил Н.З. Хитрово, расположилась Орловская лечебница для оказания медицинской помощи обитателям Хитровки. «Многих из товарищей-писателей водил я по трущобам, и всегда благополучно», - писал автор в книге «Москва и москвичи». Именно в такой обстановке гулял В. А. Гиляровский, так любивший Москву.
Николай Захарович Хитрово, генерал-майор
«Хитровцы (или хитрованцы) любили его, как своего защитника, как
человека, который один понимал всю глубину хитрованского героя, несчастий и опущенности».
(Константин Паустовский)
Чтобы искоренить преступность, в 1930-е годы на площади возвели здание средней общеобразовательной школы, которую позднее перепрофилировали в электромеханический техникум. Это здание было снесено в 2009 году, когда власти столицы решили восстановить историческую Хитровскую площадь.

В 30-е годы старые ночлежные дома преобразовывали в жилтоварищества. В 1935 году Хитровские площадь и переулок переименовали в честь Максима Горького. Исторические названия вернулись к объектам лишь в 1994 году.

Более десяти лет назад возникла идея восстановить исторический облик Хитровской площади. В октябре 2008 года эксперты Историко-культурного комитета по культурному наследию присвоили статус "достопримечательного места" площади и пяти прилегающим к ней кварталам . Этот статус закреплен законом о культурном наследии.
Английский клуб
Львы на воротах
Одним из первых российских джентельменских клубов был Английский клуб в Москве. Первое упоминание о нем датируется 1772 годом, когда под «Правилами Московского английского клуба» поставили подписи представители высшего света: князь Сергей Гагарин, графы Дмитрий Хвостов и Иван Орлов, офицер Яков Чаадаев, поэт Юрий Нелединский- Мелецкий и художник Федор Рокотов.

Это место незамедлительно стало центром общественной и политической жизни. Стать членами клуба стремились многие, однако количество членов было ограничено, и новых людей принимали лишь после тайного голосования.

Не всегда клуб переживал радужные времена: его трижды закрывали и ему приходилось время от времени переезжать в новые здания. Первый раз клуб был закрыт при императоре Павле I и восстановлен лишь при его сыне Александре, во время правления которого клуб арендовал дворец князей Гагариных у Петровских ворот. В 1802 году право посещения клуба было предоставлено дипломатическому корпусу, в связи с чем в клубе появилось немало иностранцев и звучало много иностранных языков. Лишь с 1817 года, уже после Отечественной войны, русский язык сделался официальным в Английском клубе.

Во время Отечественной войны московский Английский клуб вновь был закрыт, поскольку дворец Гагариных сильно пострадал при пожаре. Спустя год он возобновил свою деятельность и несколько раз менял адреса. То он располагался в доме Бенкендорфа на Страстном бульваре, то в доме на Большой Никитской, то в доме Николая Муравьева на Большой Дмитровке.

Только в 30-х годах Английский клуб, наконец, нашел себе постоянное помещение – дворец графов Разумовских на Тверской улице. Это было величественное здание с роскошными залами, мраморными колоннами и расписными потолками, а перед дворцом на воротах торжественно восседали львы. До аренды в этом дворце проходили заседания первого московского кружка масонов, в который входили Тургенев, Кутузов, Херасков и многие другие.

C 1831 началось золотое время для Английского клуба. Было расширено количество членов, в клуб стали входить лучшие умы того времени, библиотека клуба представляла собой богатейшее собрание русских периодических изданий, клуб славился своими обедами (за приглашение на обеды гости платили по 100 рублей).
"Судьба крепостных решалась каждую ночь в "адской комнате" клуба, где шла азартная игра, где жизнь имений и людей зависела от одной карты, от одного очка..."
(В. Гиляровский)
Среди писателей и мыслителей того времени в Английском клубе состояли А.А. Пушкин, Е.А. Баратынский, П.Я. Чаадаев, Н.М. Карамзин, Л.Н. Толстой, А.Н. Островский и другие титаны русской литературы. Давайте посмотрим, как отразился Английский клуб в их произведениях.

В «Горе от ума» - вся грибоедовская Москва - члены Английского клуба:

Чацкий. Чай в клубе?
Репетилов. … В Английском!... У нас есть общество, и тайные собранья // По четвергам. Секретнейший союз.
Чацкий. В клуб?
Репетилов. Именно… Шумим, братец, шумим!

П.Я. Чаадаев в письме А.С. Пушкину описывал клуб как «прекрасное помещение» с «греческими колоннами» под « тенями прекрасных деревьев».

Л.Н. Толстой, посещавший клуб, в «Анне Карениной» назвал его «храмом праздности», а в «Войне и мире» описывается роскошный бал, который был дан Багратиону в Английском клубе.

В начале 20 века клуб сдал в аренду землю на Тверской улице, и перед зданием клуба расположились «Английские ряды»: торговые палатки и павильоны. Во время Первой мировой часть помещений клуба была переоборудована под военный госпиталь.

После Октябрьской революции 1917 года клуб был окончательно закрыт, в его здании разместилась московская милиция, а затем- Музей Революции.

В настоящее время в здании бывшего Английского клуба располагается Государственный центральный музей современной истории России (Тверская, 21). Он объединил в себе все эпохи- есть павильоны, посвященные временам Английского клуба, есть выставка на тему Революции 1917 года, а так же выставки, посвященные истории современной России.
Начинающие художники
Следующая выбранная нами глава книги Гиляровского получила название «Начинающие художники». Главными героями этой части книги стали сегодняшняя Академия живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова и мастерская художника А.С. Степанова. Располагаются здания недалеко от Мясницкой улицы, в Бобровом переулке. Во времена Гиляровского он назывался именем генерала И.И. Юшкова (XVIII век), проживавшего в том самом доме, где затем расположилось Училище живописи.
Сегодня в стенах Академии Глазунова занимаются лучшие молодые художники из разных стран мира. Когда мы отправлялись на съемку, мы ожидали увидеть расписанные стены, пятна от красок, почувствовать какой-то особенный запах глины, дерева и акварельной бумаги, царящий в священных стенах колыбели искусств. Но ничего этого мы не увидели, и если бы нам не встретилась на углу дома серая, потрескавшаяся и выгоревшая на горячем солнце мемориальная доска с изображением знаменитого живописца Алексея Саврасова, преподававшего в Училище, то мы никогда бы и догадались, что в этом здании, в этом дворе и на этой улицы большую часть своего времени проводят творческие люди. Сразу под мемориальной доской – вентиляционные решетки, заглушающие своим громким, раздражающим шумом живой голос улицы.
Во дворе Академии – стройка. Подойти к зданию с другой стороны сегодня нельзя, но зато можно увидеть красивый, будто позолоченный корпус здания, рассекающий полукругом небо. За бывшим домом Юшкова – несколько ярких красных домов, стены которых исписаны разными надписями, граффити. Интересно, принадлежат ли эти рисунки кисти воспитанников Глазунова?
Неприметная, заброшенная кирпичная коробочка рядом с Академией – здание бывшей мастерской художника А.С. Степанова. Оно особенно выделяется своим небрежным, неухоженным видом на фоне роскошных домов Боброва переулка, украшенных резной лепниной. Даже окна мастерской – деревянные, с облупившейся бледно-коричневой краской, вдобавок еще прикрытые грубой железной решеткой, словно в тюрьме. Если обойти мастерскую, то можно увидеть ее еще более неприметный, неухоженный задний фасад из старого кирпича, покрывшегося мхом и грязными разводами. От темных мыслей, возникающих при виде этого здания, избавляет старая черная табличка, напоминающая о том, что это вовсе не тюрьма, а мастерская.
«Огромная несуразная комната. Холодно. Печка дымит. Посредине какое-нибудь животное: козел, овца, собака, петух… А то – лисичка. Юркая, с веселыми глазами, сидит и оглядывается; вот ей захотелось прилечь, но ученик отрывается от мольберта, прутиком пошевелит ей ногу или мордочку, ласково погрозит, и лисичка садится в прежнюю позу. А кругом ученики пишут с нее и посреди сам А.С. Степанов делает замечания, указывает. <…> Этюды с этих лисичек и другие классные работы можно было встретить и на Сухаревке, и у продавцов «под воротами». Они попадали туда после просмотра их профессорами на отчетных закрытых выставках, так как их было некуда девать, а на ученические выставки классные работы не принимались, как бы хороши они ни были».
(Владимир Гиляровский, «Москва и Москвичи»)
Трактиры
«Нам трактир дороже всего» - восклицал словами Аркашки Счатливцева Гиляровский. Вы только посмотрите, насколько важную роль в жизни интеллигенции играли трактиры: здесь и проводили веселый досуг, сюда приходили напиваться, проигравшись в пух и прах (а бывало, что здесь же и проигрывались), здесь заключали сделки, встречали добрых друзей, заходили откушать в томном одиночестве, приводили сюда свои семьи, детей, любовниц и куртизанок… Согласитесь, эту важную роль в жизни людей трактиры, а в современном мире–рестораны, играют и по сей день.

Трактир Егорова являлся одним из самых популярных трактиров в Москве. Он находился в доме по адресу Охотный ряд, 4. Трактир славился превосходной русской кухней, разнообразием сортов чая и тем, что внутри нельзя было курить. Особой гордостью трактира были наивкуснейшие блины, ради которых люди приезжали в Москву со всей России и зарубежья. Не случайно именно сюда заехали молодые, красивые и богатые герои «Чистого понедельника» И.А.Бунина отобедать огненными блинами с зернистой икрой и замороженным шампанским. Заведение это, к сожалению, не сохранилось. Сейчас место бывшего трактира Егорова занимает гостиница и торговый центр «Москва» (или «Четыре сезона»). Так как гостиница большая, а трактир был не то чтобы большим, вычисляем его примерное бывшее расположение и попадаем прямо на место, занимаемое сейчас рестораном «Страна которой нет». Заходим и ищем в меню что-нибудь исконно русское, но увы! Представлена тут японская кухня, итальянская, кавказская, а из русской кухни только соленья да водка, даже обычных блинов нет. Однако все же вы обязаны отведать здешние десерты: не пожалеете, выбрать их можно прямо с большой витрины с кондитерскими шедеврами. Еще одно достоинство – сохранился изумительный вид на Большой театр и Большую Дмитровку.

Здесь же по соседству (по адресу Охотный ряд,2) находился и знаменитый трактир Гурина, который тоже не сохранился до наших дней, и сейчас его территорию также занимает галерея «Модный Сезон» (гостиница «Москва»). Как бы забавно это ни звучало, но если посмотреть по месторасположению, получается, что трактир стоял на месте нынешних Старбакса и Кухни Юлии Высоцкой. В Старбаксе вы ничего русского не найдете, даже и не пытайтесь, зато в Юлиной Кухне сможете попробовать вкусные и необычные блюда, а также борщ, драники, шоколадную «Анну Павлову» и другие гастрономические симфонии.
Трактир Тестова находился там, где ныне стоит памятник Карлу Марксу (пару шагов в сторону Лубянки от «Страны которой нет», в таком мини-сквере). Когда-то тестовский трактир щеголял изобилием русских блюд, даже Петербургская знать во главе с великими князьями приезжала специально из Петербурга съесть тестовского поросенка, раковый суп с расстегаями и знаменитую гурьевскую кашу, которая, кстати сказать, ничего общего с Гуринским трактиром не имела. В час же обеда или завтрака многие купцы-миллионеры имели собственные столы, которые никто, кроме них, не мог занять.

В нынешнее время я не припомню ни одно заведение, где бы для человека регулярно придерживался стол, сейчас же бронь держится только до определенного времени, а по прошествии 15 минут отменяется. В трактире Тестова была важная для помещиков со всей России традиция – приехать отобедать с детьми в августе, когда те поступали в учебные заведения. Какой чудесный семейный обычай и как жаль, что сейчас нет такого централизованного места, где бы родители собирались вместе со своими «абитуриентами». Зато есть детские кафе, вроде Андерсона, куда семейство может прийти в полном составе, даже со своими маленькими детками: их здесь будут занимать официанты и аниматоры.
Трактир «Эрмитаж» (на Неглинной, 29) был настолько богат и роскошен, что даже язык не поворачивается назвать это место трактиром. В комплексе с рестораном располагались номерные бани, гостиница, благоухал вечнозеленый сад, на хорах Белого колонного зала играл великолепный оркестр. Это здесь знаменитый на весь мир французский повар Люсьен Оливье создал свой непревзойденный одноименный салат. В его стенах собирались все русские и приезжие классики, сюда приезжала вся интеллигенция, и если видный человек прибывал в Москву и не трапезничал в «Эрмитаже», можно считать, что его не было в Москве вовсе. В зале «Эрмитажа» был задан банкет по случаю столетия со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина. В 1879 г. в «Эрмитаже» чествовали здравствовавшего Ивана Сергеевича Тургенева, в 1890 году – Федора Михайловича Достоевского, и эти события стали событием не одной Москвы, но и всей России. Сейчас же дом на Неглинной оцеплен строительными лесами, и неизвестно, снесут ли это здание вообще или все-таки примутся за его реставрацию. Остается только включить воображение и представлять, стоя на том самом месте, все великолепие прошлого этого здания.
Существующий с 1870-х гг. извозщичий трактир «Прага» на Арбатской площади был перестроен уже в 1896 году в фешенебельный ресторан. В советские времена «Прага» была одним из крупнейших и престижных ресторанов столицы. Для неизбалованных роскошью советских людей даже единственное посещение этого ресторана было незабываемым на всю жизнь событием. Здесь отмечались юбилеи, свадьбы, крупные выигрыши, устраивались поминки. Как приятно отметить, что ресторан существует и сегодня, и восстановлен почти в том же виде, в каком он находился в 19 веке. Сейчас в ресторане десять залов, ночной клуб и магазин-кондитерская. Среди залов — европейский, восточный и японский. Готовятся также блюда итальянской, чешской, узбекской, арабской и грузинской кухни. Также есть детское меню. В магазине-кондитерской продаются фирменные торты «Прага» и «Ленинградский» и другие сладости.

Так как в данный момент ресторан закрыт, обязательно приходите в его кулинарку и возьмите какой-нибудь из тортов или купите котлеты, салаты – и это будет не просто очередной прием пищи, это целый ритуал опробования ставшей уже классической гастрономии, с помощью которого мы можем прикоснуться к многолетним традициям наших предков.
Трактир «Балаклава» Егора Круглова славился своими так называемыми «пещерами». То есть, приходите вы в трактир, а там вместо кабинета (по-нашему, – огороженного столика) тебе предлагают отобедать в пещере. И это удовольствие было не из дешевых, пещеры занимались только почетными гостями. Сейчас на том месте стоит гранд-кафе «Dr.Живаго» – это настоящая поэзия русской кухни. Вот здесь то вы можете отведать весь спектр блюд дореволюционной России. И, боже, как он хорош! Тут вам и пельмени, и кулебяки, и блины, и холодец, и соленья, и икра, и каши, и говядина по-строгановски – далее приходите и разведайте сами, иначе список окажется огромным. Надо отметить, что при таком то расположении, это место нельзя дорогим. Сюда можно отдельно приходить на завтрак, для него есть свое большое меню.
Нет ничего лучше, чем степенно пить чай или кофе с десертом в «Dr.Живаго» в дождливый день, поглядывая в большое окно, из которого открывается вид на красоту умытого до блеска Охотного ряда и Тверскую улицу. Обязательно приходите сюда, посидите, а если в первый раз – то непременно во время дождливой погоды; здесь вы найдете свое вдохновение, прочувствуете великолепие этого заведения, а вместе с тем и всё великолепие столицы нашей родины.
Вот такими были трактиры в 19 веке, в той прекрасной и величественной Имперской России, с их великими колоритами, с заседающей в них умнейшей, богатейшей и красивейшей интеллигенцией, ныне скорбно утраченные, безвозмездно и навсегда. Однако в каждое время появляется что-то свое, интересное и необычное, в наше время такое «свое» тоже есть, просто необходимо внимательно приглядеться и заметить это.
Лубянка
Государственные учреждения, Детский мир, книжный магазин «Библиоглобус», Политехнический музей, множество кафе и магазинов на месте доходных домов, трактиров и бирж извозчичьих карет. Как изменилась Лубянка со времен Владимира Гиляровского?
В 80-х годах XIX века Лубянку населяли богатые помещики. В это время вокруг Лубянской площади кипела бурная московская жизнь, в которой сочетались звуки музыки из городских квартир, шум от карет извозчиков и крики уличных торговцев, ароматы яств из окон трактиров и запах нечистот.

Сегодня Лубянская площадь шумит лишь моторами автомобилей, людей здесь не так много. Посреди, вместо фонтана, который располагался здесь до 1934 года, находится огороженная строительным забором клумба.
Фонтан Витали был демонтирован и перемещён во внутренний двор Александрийского дворца (где ныне размещается президиум РАН) в Нескучном саду. Сейчас не работает.
Почти 150 лет на Лубянской площади повсюду стояли извозчики, а фонтан служил водозаборным бассейном, куда подавалась питьевая вода из Мытищинского водопровода.
«Лошади стоят с надетыми торбами, разнузданные, и кормятся. На мостовой вдоль линии тротуара - объедки сена и потоки нечистот. Лошади кормятся без призора, стаи голубей и воробьев мечутся под ногами, а извозчики в трактире чай пьют. Извозчик, выйдя из трактира, черпает прямо из бассейна грязным ведром воду и поит лошадь, а вокруг бассейна - вереница водовозов с бочками. Подъезжают по восемь бочек сразу, становятся вокруг бассейна и ведерными черпаками на длинных ручках черпают из бассейна воду и наливают бочки, и вся площадь гудит ругательствами с раннего утра до поздней ночи»
Владимир Гиляровский
Первое, что привлекает внимание на Лубянской площади, – терракотовое здание – главное управление ФСБ России. В XIX веке это было владение помещика Н. С. Мосолова, а затем дом страхового общества «Россия». Тогда это здание разделяла улица Малая Лубянка. Между домом Мосолова и фонтаном находилась биржа извозчичьих карет, между фонтаном и домом Шилова (сегодня сквер перед Политехническим музеем) – биржа ломовых, а вдоль всего тротуара от Мясницкой до Большой Лубянки – сплошная вереница легковых извозчиков, толкущихся около лошадей.
Н. С. Мосолов - богатый помещик, академик, известный гравер и коллекционер, занимал отдельный корпус этого дома. На нижнем этаже помещалось варшавское страховое общество. В соседнем флигеле дома Мосолова помещался трактир Гусенкова, а на втором и третьем этажах - меблированные комнаты.

Образ жизни Мосолова чем-то походил на жизнь современных москвичей.
Полгода он обыкновенно проводил за границей, а другие полгода - в Москве, почти никого не принимая у себя. Целые дни он проводил в своем доме за работой, а иногда отдыхал с трубкой на длиннейшем черешневом чубуке у окна, выходившего во двор, где помещался в восьмидесятых годах гастрономический магазин Генералова. Изредка он выезжал из дому по делам в дорогой старинной карете, на паре прекрасных лошадей, со своим бывшим крепостным кучером, имени которого никто не знал, а звали его все "Лапша".
— Владимир Гиляровский
Мосолов умер в 1914 году, пожертвовав в музей драгоценную коллекцию гравюр и офортов иностранных художников и собственного авторства. Сегодня основная часть коллекции Николая Семеновича находится в ГМИИ им. А.С.Пушкина: около 1500 графических листов из его собрания, в том числе 355 гравюр Рембрандта, а также шесть живописных полотен и столько же скульптур.
Кто бы мог подумать, что на месте Политехнического музея раньше находился «деревянный балаган с немудрящим зверинцем и огромным слоном», который однажды сбежал на свободу.

Вдруг по весне слон взбесился, вырвал из стены бревна, к которым был прикован цепями, и начал разметывать балаган, победоносно трубя и нагоняя страх на окружившие площадь толпы народа. Слон, раздраженный криками толпы, старался вырваться, но его удерживали бревна, к которым он был прикован и которые застревали в обломках балагана. Слон уже успел сбить одно бревно и ринулся на толпу, но к этому времени полиция привела роту солдат, которая несколькими залпами убила великана. Теперь на этом месте стоит Политехнический музей.
Свое имя Лубянский проезд сохранил со времен Гиляровского. Рядом с Политехническим музеем, если пересечь Лубянский проезд, располагались владения Ромейко, среди которых - трактир Арсентьича, задний фасад которого выходил на огромнейший двор, тянувшийся почти до Златоустовского переулка (сегодня Большой Златоустинский переулок).
Двор был застроен оптовыми лавками, где торговали сезонным товаром: весной - огурцами и зеленью, летом - ягодами, осенью - плодами, главным образом яблоками, а зимой - мороженой рыбой и круглый год - живыми раками, которых привозили с Оки и Волги, а главным образом с Дона, в огромных плетеных корзинах.
Сегодня во дворе – ни души. На месте (предположительно) трактира Арсентьича находится Федеральное казначейство. Глубокий двор теперь напоминает «питерский колодец», а внутрь него выходят двери Государственной инспекции по контролю за исполнением объектов недвижимости города Москвы и склад книжного магазина «Библиоглобус».

Выйдя из глухого двора на шумный Лубянский проезд, отправляемся в сторону улицы Мясницкой. На противоположной стороне ее располагалась духовная консистория - местное церковное управление из крупных духовных чинов: и мелких чиновников.

Чиновники тогда получали грошовое жалованье и существовали исключительно взятками. Это делалось совершенно открыто. Сельские священники возили на квартиры чиновников взятки возами, в виде муки и живности, а московские платили наличными. Взятки давали дьяконы, дьячки, пономари, окончившие академию или семинарию студенты, которым давали места священников.
Консистория помещалась в двухэтажном здании казарменного типа, и при ней был большой сад. Потом дом этот был сломан, выстроен новый, ныне существующий, No 5, но и в новом доме взятки брали по-старому.
Сегодня духовенство сменило Главное управление по обеспечению безопасности дорожного движения МВД России. Из здания, как и много лет назад, то и дело, торопясь, выбегают чиновники и госслужащие.

Завершая «лубянский круг» и возвращаясь к метро, проходим мимо небольшого сквера в торце бывшей духовной консистории. Здесь располагался стариннейший трехэтажный дом с квартирами чиновников - некогда дом ужасов. В начале XIX века в этих квартирах пытали арестантов.
«Мне пришлось, - пишет автор записи, - быть у одного из чиновников, жившего в этом доме. Квартира была в нижнем этаже старинного трехэтажного дома, в низеньких сводчатых комнатах. Впечатление жуткое, несмотря на вполне приличную семейную обстановку средней руки; даже пара канареек перекликалась в глубокой нише маленького окна. Своды и стены были толщины невероятной. Из потолка и стен в столовой торчали какие-то толстые железные ржавые крючья и огромные железные кольца. Сидя за чаем, я с удивлением оглядывался и на своды, и на крючья, и на кольца».
Современная Лубянка потеряла колорит, царивший во второй половине XIX века, но по-прежнему остается одним из красивейших районов Москвы и любимым местом для прогулок москвичей.
В XVI—XVII веках на месте сегодняшнего парка проходили царские и великокняжеские соколиные охоты, откуда место и получило свое название. В частности, здесь проводили досуг Иван Грозный и Алексей Михайлович Романов, а император Петр I устраивал народные гулянья. В последней четверти XIX века парк был выкуплен городом и полностью обустроен. После Революции парк пришел в запустение, советские власти стали его восстанавливать только в 30-х годах XX века. В 1959 году в Сокольниках прошла выставка «Промышленная продукция США», на открытии которой присутствовали Никита Хрущев и Ричард Никсон.
Сокольники известны в первую очередь своими прудами. Всего в парке насчитывается 13 водоемов. Специально к VI Всемирному фестивалю молодежи был открыт Большой розарий. На территории парка располагается выставочный центр «Сокольники», в котором ежегодно проводятся около 100 мероприятий. Еще одна достопримечательность парка – дворец спорта «Сокольники», который является домашней ареной для хоккейного «Спартака». Также в парке можно найти такие интересные исторические сооружения, как Зеленый театр, Веранда танцев и Симфоническая эстрада.
Василиса Кузнецова
Екатерина Борматова
Устьинский сквер – это зеленое пространство площадью около 2 гектаров, расположенное вблизи устья реки Яузы, что и отражено в его названии. Его открыли во второй половине 1970-х годов на месте жилого квартала. Сквер находится у подножья дома на Котельнической набережной, одной из самых красивых сталинских высоток.
Центром сквера является площадь, на которой установлен памятник Пограничникам Отечества, установленный 27 мая 1997 года. Монумент представляет собой высокий обелиск из красного гранита, вершину которого венчает двуглавый орел с распростертыми крыльями, держащий в правой лапе скипетр, а в левой - державу; головы орла увенчаны короной, а на груди расположен щит, на котором изображён поражающий копьём дракона всадник. Точно такой же орел используется на эмблеме Пограничной службы ФСБ РФ.
Екатерина Петушкина
Станция метро «Кропоткинская» была открыта 15 мая 1935 года в составе первого пускового участка Московского метрополитена. Первоначально станция называлась «Дворец Советов», поскольку рядом планировалась построить монументальное одноименное здание. Но проекту не суждено было осуществиться, и в 1957 году станцию переименовали в честь Петра Алексеевича Кропоткина – русского географа и теоретика анархизма, родившегося в этом районе. Проект станции удостоен Гран-при в Париже и Брюсселе, а также Сталинской премии в 1941 году.
Наземный вестибюль станции выполнен в виде арки и расположен в начале Гоголевского бульвара. Он выведет вас на площадь Пречистенские Ворота и к Гагаринскому переулку, где можно увидеть несколько живописных особняков начала XIX века. В 1997 году был открыт северный выход, через который можно попасть на улицу Волхонка, на которой расположен Пушкинский музей, Всехсвятский проезд, рядом с которым расположен памятник Александру II, и к Храму Христа Спасителя.
Дарья Рожко
Дарья Дегтярева
Главное здание Президиума Российской Академии Наук, крупнейшего центра фундаментальных исследований, располагается на юго-западе Москвы на Ленинском проспекте. Постройка является одной из самых необычных достопримечательностей столицы, во многом благодаря своему декору на кровле, выполненному из стекла, алюминия и бронзы. Из-за этого архитектурного элемента здание получило прозвище «золотые мозги».
Решение о возведение здания было принято в 1966 году, но сама постройка началась только в 1974. Здание строилось более 20 лет из-за того, что место для строительства было выбрано не самое удачное. Первая очередь здания была сдана лишь в 1990 году, а окончательно достроено в 1997 года. Стиль постройки обычно определяют как постовесткий модернизм – любимое направление бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова.
Идея создания парка возникла в 1991 году, когда после распада СССР в Москве были демонтированы памятники различным советским коммунистическим деятелям. Они были свезены в парк у Центрального дома художников на Крымской набережной, где мэр Москвы Юрий Лужков в 1992 году постановил создать Музей скульптуры под открытым небом.
На данный момент «Музеон», площадь которого составляет 23 гектара, является крупнейшим в России музеем скульптуры под открытым небом. Экспозиция парка - более семисот работ как советских, так и современных скульпторов. Кроме того, на территории парка проходят различные музыкальные фестивали и творческие встречи.
Арина Буробина
Китай-город
Стена Китай-города была построена ещё в 1535–1538 гг., во времена правления матери Ивана Грозного Елены Глинской. Это сооружение возвели для защиты города во время набегов крымских татар. Москвичи выкопали ров и насыпали земляные валы, а на гребнях выставили два ряда частоколов. Пространство между ними наполнили камнями. Постройка была настолько большой, что стены Китай-города примыкали к угловым башням Московского Кремля.


Интересно, что в сравнении с кремлёвскими стенами китайгородская была ниже, но гораздо толще – в ширину она достигала 6 метров.

Однако спустя несколько веков историческая постройка пришла в запустение. «Такова была до своего сноса в 1934 году китайгородская стена, еще так недавно находившаяся в самом неприглядном виде. Во многих местах стена была совершенно разрушена, в других чуть не на два метра вросла в землю, башни изуродованы поселившимися в них людьми, которые на стенах развели полное хозяйство: дачи не надо!
...Возле древней башни
На стенах старинных были чуть не пашни.
Из расщелин стен выросли деревья, которые были видны с Лубянской, Варварской, Старой и Новой площадей», – писал Гиляровский.
Конечно, в советское время москвичи озаботились хотя бы частичным восстановлением стены. Сейчас от некогда великого сооружения остался лишь фрагмент. И совсем скоро он станет частью нового городского парка «Зарядье».
Во времена Гиляровского под китайской стеной собиралась «толкучка» – рынок, на который приходили торговки, барахольщики и купцы со всего города. Среди желающих что-то продать была лишь столичная беднота.
«… и сконфуженный студент, и горемыка-мать, и купчиха уступали свои вещи за пятую часть стоимости, только видавший виды чиновник равнодушно твердит свое да еще заступается за других, которых маклаки собираются обжулить. В конце концов, он продает свой собачий воротник за подходящую цену, которую ему дают маклаки, чтобы только он "не отсвечивал"»
#ИдитеВБаню
Бани
Кто бы что ни говорил, а нет ничего милее русскому сердцу, нежели бани. Что-то такое древнее, славянское, пробуждается в душе, когда чувствуется запах свежих берёзовых веников, дерева и дыма, а этот до боли родной звук шипящего, разливающегося по парилке густого пара!.. Можно мечтать о старой доброй бане и ждать дачно-парилочного сезона, а можно направиться в Сандуновские бани и порадовать неожиданно восставший из забытых глубин русский дух.

14-й дом по Неглинной улице трудно не заметить: ну хотя бы монументальная труба красного кирпича непременно привлечёт внимание. Витые кованые ворота подтвердят вашу догадку, даже если вы не приметили табличку с номером дома: «Сандуновские бани» значится позолотой на самом их верху. А за ними…

Гиляровский писал, что «единственное место, которого ни один москвич не миновал, – это бани». Бань в позапрошлом столетии в Москве было около 60, но, как пишет Владимир Алексеевич, в литературе на них акцентировали внимание не более, чем никак. Это была настолько привычная и неотъемлемая часть быта, что описывать её в деталях – ровно что сегодня пуститься в рассуждения о пополнении баланса карты «Тройки» или очереди в «Ашане» перед Новым годом.
Между тем, какие бани и заслужили бы художественного внимания, так то Сандуновские. Как и переулок, были названы в честь когда-то давно, ещё при Пушкине, знаменитой актрисы-певицы Елизаветы Сандуновой (Факт, а вот Википедия называет её мужа, Силу Сандунова). Имея на своих владениях пруд, супруги вскорости стали владельцами лучших бань в городе, сдавая их в аренду Авдотье Ламакиной, заправлявшей банями похуже.

«Царь-баней», как называл Сандуны Фёдор Шаляпин, то есть такими, какими мы знаем их сейчас, они стали в 1896 году: над интерьером работал известный венский архитектор Борис Фрейденберг. Идея перестроить бани принадлежала офицеру Алексею Гонецкому, мужу тогдашней владелицы бань Веры Фирсановой.

И вот – позолота, мрамор, лазурь бассейнов, бархат, полированное дерево!..
А впрочем, мы ещё с вами у ворот, ещё не сделали шаг с типичного для центра Москвы переулочка. Небо, что не удивительно для нашего мая, серое и малообещающее, вокруг – машины, бледно-жёлтые домишки, вдали маячат стекло и бетон бизнес-центров, а кое-где опять всё перекопано, сколько же можно!…

И вот шаг сделан. Мы переступили границу между Москвой и Сандунами. И, конечно, конечно мы всё ещё в Москве, но какой? Не может быть, чтобы мы всё ещё было в веке XXI!

Ярко-красный кирпич двухэтажных аккуратных домиков кажется пряничным, будто бы из сказки. Замершая, словно веками хранившееся тишина не нарушается даже стайкой туристов, но она не настораживает, а напротив, словно вся пропитана покоем, неторопливостью, не без доброй русской праздности. О том, что вы всё-таки не в сказку попали, напомнит зеркало: большое, такое соблазнительное для сэлфи зеркало! Видимо, объект действительно популярен в социальных сетях, и гладкая поверхность сплошь пестрит тэгами на любой вкус: сдержанный «Сандуны», радушный «С лёгким паром» и для особого шику – «Идите в баню».

А ведь и правда – идите, идите!.. Ещё до преображения любил эти бани как раз за простоту и уют наш Антон Чехов. С женой он даже снимал квартиру на Неглинной, 14 (А чем не дополнительный повод посетить сей адрес?). Пушкин, Давыдов, Рахманов, Шаляпин, сам Гиляровский… Почему бы и вам не присоединиться?

Пар, конечно, любит не всякий, но Сандуновские бани – это просто архитектурная шкатулка, сплошь расписная и украшенная. По вторникам (но только по вторникам) в 16:00 проводятся полуторачасовые экскурсии – не стоит же верить нам на слово, а всё проведать самим! И не забудьте проставить тэги на фото, которые вы просто не сможете не сделать.
Made on
Tilda