Проект 203-й группы
Наука в кайф
«Science is interesting, and if you don't agree you can fuck off» - Professor Richard Dawkins
Приснившаяся во сне таблица химических элементов, вовремя упавшее яблоко, благодаря которому мир узнал закон всемирного тяготения… Скрипачи-любители и несостоявшиеся художники, игроки в бильярд и бывшие военные… Каждый знает их как гениальных ученых, без которых наш мир сейчас, возможно, был бы иным.
При этом люди почему-то твердо убеждены: ученый – клеймо, навсегда обрекающее тебя на написание статей и высчитывание километровых формул. И этого нам бывает вполне достаточно для того, чтобы сказать: наука – это слишком скучно, а быть ученым – тоска смертная.
Возможно, мы бы тоже так считали. Но нам удалось познакомиться с молодыми учеными, которые доказали, что их жизнь - не рутина.
Химия
«ЗАДАВАТЬ ВОПРОСЫ БОГУ – МОЯ ПРОФЕССИЯ»
Алексей Богданов – специалист физической химии, герой моего интервью, на которое я пришла чуть раньше в надежде застать моего учёного за работой. В дальнем углу лаборатории молодой человек в ярко-оранжевой клетчатой рубашке. Оборачивается на моё приветствие. Парень высокий, спортивно сложенный, на вид ему не дашь больше двадцати.

«Привет! Не ожидал тебя так рано, поэтому придётся пить чай!» – улыбается Алексей и отправляется ставить чайник.
Перед моим приходом Алексей работал над образцами, которые привез из Киотского университета (Япония). Пару недель назад он читал там лекцию на тему: «Индуцированная светом ориентация азобензол-содержащих жидких кристаллов. Информация, полученная из спектров ЭПР нитроксидов». За чаем (который, кстати, тоже прибыл прямиком из Японии) он рассказывает о своих буднях в лаборатории:

«Мы в команде работаем, нас трое: профессор, я и сотрудница. Утром я прихожу в лабораторию, открываю свой волшебный блокнот и пишу план. Бывают дни, когда ты ставишь эксперимент. Нужно освободить большой промежуток времени, чтобы ты не был ограничен сверху. Среднестатистический день заканчивается тем, что я смотрю: о, мне пора уходить. Есть где-то час на то, чтобы завершить все дела. Иногда я даже оставался ночевать, прямо здесь, в лаборатории. Тут очень удобно спать на подоконнике. Окно не продувает, и я помещаюсь вместе с ногами», - весело смеётся учёный.

Алексей окончил с красным дипломом химфак МГУ пять лет назад, в 2013 году защитил кандидатскую диссертацию и остался в университете на правах младшего научного сотрудника. Почему выбрал химию своей профессией - не помнит: «В десятом классе я поступил в школу при МГУ и почему-то пошёл на химическое отделение, но, хоть убей, не помню, почему».
«Я хочу понять, как устроен мир, я не хочу ничего изобретать. Мне кажется, это заблуждение, что учёные что-то изобретают. Изобретают технологии в Гугле, Майкрософте, в Самсунге. А учёные разбираются в том, как всё устроено».
«Я до конца никогда не узнаю, как устроен мир, поэтому я не уйду из науки. В большей степени моя специализация – это мастерить какие-то приборы для измерения чего-нибудь. Когда же дело касается вещества, я иногда как-то тушуюсь, боюсь начать. Есть ещё теоретическая работа – ты сидишь, рассматриваешь, думаешь. Меня периодически осеняет в лаборатории. Когда ты в течение работы о чем-то думаешь, у тебя возникает идея, ты ее проверяешь, в зависимости от того, получается или нет, ты снова думаешь, снова проверяешь… И так, шажками, ты достигаешь своего», - говорит он.
В лаборатории Алексей проводит много времени, но ему удаётся найти время и на увлечения, которые, на первый взгляд, далеки от науки. Лёша играет на четырех музыкальных инструментах (фортепиано, скрипка, альт и гитара), увлекается акробатикой и японскими боевыми искусствами, занимается выдуванием стекла (часть колб в лаборатории он выдувал самостоятельно), прекрасно готовит: мне посчастливилось попробовать кусочек его пирога с черникой.

«Музыка составляет важную часть моей жизни. Когда ты долго чем-то занимаешься, голова устаёт. Занятия музыкой помогают сконцентрироваться. Из всех инструментов фортепиано мне ближе всего, но играю я на нем не очень хорошо».

«За что я чувствую наибольшую благодарность в своей жизни? Когда-то давно - мне было лет семь, наверное, - мои родители купили мне пианино и отдали за него всю зарплату. Это был маленький синтезатор с неполными октавами. Я очень благодарен им за это».
«А готовить я любил всегда. Кулинария тоже в каком-то смысле химия, поэтому, можно сказать, этим стал заниматься профессионально».
«Что готовлю чаще всего? Кашу на завтрак или какие-нибудь там яйца. Для того, чтобы меня «смотивировать» что-то приготовить, нужно, чтобы был кто-то, кого надо накормить. Никогда не делаю все точно по рецепту. В науке я с этим борюсь. Стараюсь выяснить, что можно сделать точно, а где можно допустить вольности. И где можно, я их допускаю».

От кулинарии переходим к разговорам о жизни. «Жизнь – это просто химический процесс», - произносит он как само собой разумеющееся. Меня такой ответ, столь часто слышимый в научном сообществе, не устраивает: « Но как можно воспринимать жизнь просто как химию?» – недоумеваю я.

«Вы просто недостаточно любите химические реакции, - весело отвечает парень, глядя в потолок. В этот момент он похож на довольного, сытого кота. – На самом деле это прекрасно. Прекрасно, что человечество пришло к понимаю живой природы подобного уровня, что может рассматривать её в совокупности химических процессов».

Невольно я с ним соглашаюсь и ухожу к темам, далеким от рамок нашего интервью. Некоторое время наблюдаю за тем, как он работает: перебирает, выплавляет колбы, стеклянные трубки. Кажется, что постепенно мир начинает сужаться до пределов лаборатории, потом фокусируется в тихо шипящей горелке и растворяется где-то на кончиках пальцев ученого, погруженного в работу.

Сегодня Лёшу зовут работать в Европу, приглашают в Японию, но он остается в МГУ. Почему? Точно и сам сказать не может. Возможно, дело в привычной зоне комфорта, в удобстве. Возможно, в чем-то еще. У каждого своя любовь к науке. И у него - своя.



~
Биология
«ОТ МЕЧТЫ О КОСМОСЕ - К БИОЛОГИИ»
Лилия Вячеславовна Петрова– научный сотрудник института мясной промышленности им. М. В. Горбатова. Она заведует лабораторией, в которой на подопытных животных проверяют качество мясных изделий. Звучит жестоко, но на деле не все так страшно. Виварий, где работает Лилия Вячеславовна, больше похож не на лабораторию, а на приют для животных. Всех крыс, морских свинок и кроликов там любят настолько, что почти у каждого есть имя. Когда у кого-нибудь из них появляется детеныш, в виварии наступает настоящий праздник. Новорожденного обязательно фотографируют и вешают его снимок на самое видное место. Мол, радуйтесь – у нас новый сотрудник родился!
О том, что работники вивария в своих зверюшках души не чают, знает весь институт.
«Однажды, - вспоминает главный бухгалтер предприятия, - в нашем здании случился пожар. Это был выходной день, но Лилия Вячеславовна, как только узнала о происшествии, сразу же приехала в институт, чтобы проверить, не пострадал ли кто из ее крысят».
Любовь к животным – это хорошо. Но в стенах института им. Горбатова Лилию Вячеславовну держат не они, а наука.
«Мое первое «мяу», - шутит она, - было сказано еще в студенческие годы. К нам приехал профессор из Киева, который выдвинул очень интересную теорию. Он говорил, что при любом заболевании организм сам начинает вырабатывать лекарство против соответствующих бактерий. Мне эта мысль показалась правильной. Я описала ее в своей работе, но очень долго на нее не обращали никакого внимания. И вот однажды мне все-таки удалось пропихнуть ее на какую-то конференцию. Это была маленькая победа».
Кстати, сейчас эту теорию признают многие современные ученые. Она широко распространена в Европе и США. Этот факт позволяет задуматься об одной проблеме, которая, увы, очень актуальна для современной науки. Она состоит в нежелании старшего поколения ученых соглашаться с новыми доказательствами старых теорий. В научной среде нередко бывают случаи, когда молодые исследователи открывают, к примеру, более простые способы лечения той или иной болезни. Но пожилые ученые – люди с огромным опытом работы – отказываются признавать их, поскольку тогда эти новшества перечеркнут их собственные разработки.

Конечно, помимо «упертости» старшего поколения, у современной науки еще много проблем. Но Лилия Вячеславовна с ними активно борется. Доказательством тому может послужить ее собственный виварий. Когда она пришла туда работать, там все было очень запущенно: на внутренних стенах здания, которое не ремонтировалось лет шестьдесят, скопились толщи пыли, а жуткие блохастые животные содержались в ужасных условиях. В общем, как говорит Лилия Вячеславовна, кругом царил кромешный мрак. Но благодаря ее усилиям виварий удалось привести в порядок, и теперь работа в нем не останавливается ни на минуту. Там постоянно проводят научные эксперименты. Лилия Вячеславовна, например, несколько лет назад занималась разработкой функционального продукта для лечения людей с инсультом, а сейчас ее деятельность приняла другой вектор:

«В наше время много экспериментов на животных проводится с моделированием заболеваний. Для некоторых опытов их специально заражают каким-нибудь вирусом и смотрят, как они себя ведут. Так вот я работаю над тем, чтобы сократить количество боли у животных при моделировании заболеваний».
«Мне важно найти модели, которые будут вызывать у них минимальный дискомфорт, но при этом смогут воспроизводить человеческие симптомы болезни».
Лилия Вячеславовна - авторитет для всех своих подчиненных. Ей восхищаются и всегда прислушиваются к ее советам. Впрочем, то, что она достигла таких высот, неудивительно. В детстве маленькая Лиля мечтала стать космонавтом. Космос – это огромное неизведанное пространство, а ей всегда нравилось открывать что-то новое.
Наука для Лилии Вячеславовны – не просто работа, а целая жизнь. И, вероятно, чтобы жить было веселее, она собрала вокруг себя замечательную команду. Все ее коллеги – такие же молодые девчонки, как и она сама. У них похожие интересы, которым, между прочим, следует посвятить отдельный абзац.

Как и большинство образованных людей, Лилию Вячеславовну часто занимает чтение. Но это далеко не единственное ее увлечение.

«Мне очень нравится выезжать куда-то на велосипеде, - улыбается она, - А раньше, в юности, я занималась триалом – делала всякие прыжки и трюки на специальных велосипедах. Кроме того, я очень люблю высоту, поэтому иногда прыгаю с парашютом».

Когда-то экстремальным видам спорта Лилия Вячеславовна хотела посвятить всю жизнь. Однако после того, как, в очередной раз приземляясь после полета с парашютом, она сломала ногу, с такой безбашенной мечтой пришлось проститься. Впрочем, об этом Лилия Вячеславовна не жалеет. Теперь у нее есть муж и семилетняя дочка, мысли о которых перед каждым прыжком заставляют ее задать себе вопрос: «Блин, а не опасно ли?»

Уже за это Лилию Вячеславовну можно по праву назвать нетипичным ученым. Но главная ее особенность – готовность к экспериментам с внешним видом. Вот какую историю нам рассказал один из сотрудников института им. Горбатова.
«Однажды наш директор вошел в конференц-зал и буквально потерял дар речи. Среди статных ученых, одетых в строгие костюмы и классические ботинки, он увидел необычную девушку. Как и все, она слушала доклад профессора, делала какие-то пометки в блокноте и иногда посматривала на время. Но в глаза сразу бросалась ее внешность. Шаровары, короткая, переливающаяся всеми цветами радуги стрижка и кроссовки с крыльями выделяли ее из общей картины и шокировали консервативного директора настолько, что он не сдержался и спросил у своего напарника:


- А это что за чудо?
- Как что за чудо? – удивился он, - это же Лилия Вячеславовна!
Одним словом, не все ученые-микробиологи, как мы привыкли думать, носят круглые очки и любят проводить выходные в библиотеке. Некоторые из них предпочитают вести более активный и, в некоторой степени, сумасшедший образ жизни. И это, на мой взгляд, правильно. Настоящий ученый – маленький гений, а гений всегда чем-то выделяется из толпы.
~
Физика
«ЧТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ СЛУЧИТСЯ НОВЫЙ ЧЕРНОБЫЛЬ? БЕРЕМ ФОТОННЫЙ КРИСТАЛЛ НУЖНОГО РАЗМЕРА И СИДИМ ЗАЩИЩЕННЫЕ, ПОТОМУ ЧТО ОН ВСЁ ОТРАЖАЕТ».
Диана Гришина похожа на героиню русских народных сказок. Единственное, что выдает в ней ученого – футболка с надписью «Осторожно, физик!» На первый взгляд сложно поверить, что эта девушка знает, как спасти мир от радиационного апокалипсиса. Она занимается фотонными кристаллами. И работает с ними не где-нибудь, а в голландском университете Твенте. На эти майские праздники Диана прилетела домой, к родным, в Подмосковье, где мы и встретились.
- В 1997 году мимо Земли пролетала комета Хейла-Боппе. Меня это зрелище настолько впечатлило, что я решила стать астрономом. И горела этой мечтой до поступления на физфак.

Диана – из семьи, никак не связанной с наукой. Разве что отец всегда любил читать книжки вроде «Занимательной физики», хотя сам был водителем, а потом начальником автостанции. Он привил дочке любовь к физике, а эта любовь привела Диану к дверям физфака МГУ имени М.В. Ломоносова, который она окончила в 2013 году.

На физфаке Диана изучала электронный парамагнитный резонанс полупроводников. Потом обучалась в Летней школе в Голландии, но местный климат сначала не вдохновил девушку на переезд в эту страну. Однако после окончания физфака, вспоминая отличную научную атмосферу «страны тюльпанов», она все-таки остановила свой выбор на аспирантуре голландского университета Твенте: привлекла тематика.
«В Голландии я решила сменить профиль – занимаюсь оптикой. Конкретно - фотонными кристаллами. Наше последнее открытие вошло в пятерку научных открытий года-2012 по версии журнала «Physics today». Оно позволяет смотреть сквозь стены: светишь лазером на рассеивающий объект, и можешь узнать на основе отражения, что за стеной, что под кожей человека... Простой лазерный луч, абсолютно безвредный, в отличие от рентгена»
Прошу Диану разъяснить суть ее исследований, как говорится, «для чайников».

«Фотонные кристаллы - это такие композитные материалы, состоящие из двух материалов с разными показателями преломления. Например, когда смотришь на воду, вилка преломляется, потому что у воды не такой показатель преломления, как у воздуха. Мы берем два таких материала – у нас это кремний и воздух - с разными показателями преломления, упорядочиваем их на метровом масштабе. В кремнии делаем дырочки – так чередуются кремний и воздух. Свет, который падает на эти материалы, если представить себе слои, отражается от каждого слоя. После отражения эти волны могут взаимодействовать: либо усиливать друг друга, либо гасить. Манипулируя веществом в нанометровом масштабе, мы можем манипулировать распространением света внутри и снаружи кристалла. Получается трехмерная структура. Когда свет на нее падает, определенные частицы кремния отражаются. Очень странное ощущение: ты мастеришь этот кристалл, потом берешь лазер, светишь на него… Ничего себе! Работает!»

Ощущение удивления не покидает Диану до сих пор, хотя, казалось бы, времени с момента первого эксперимента прошло не мало. Тем более что кристаллы девушка делает сама. Она вспоминает, как начинала: «Я сидела в чистой комнате, работала, делала эти кристаллы. Потом я сделала свой первый прошлым летом, и мы стали его мерить. Посветили на него: «Обалдеть! Всё отражается!». Кстати, о чистой комнате: «Комната в буквальном смысле стерильная, поэтому ты можешь войти в нее только в специальном костюме. Недопустимо, чтобы на образцы попадала пыль с кожи. Например, в комнате с нанометровыми образцами может быть не больше 1000 пылинок».
Диана не жалеет, что уехала из России. Конечно, скучает по семье – поэтому в гости прилетает часто. Но в Голландии, на ее взгляд, больше возможностей для научного роста: российская аспирантура – это не работа, а учеба. А на стипендию в 6000 рублей не проживешь, невольно приходится еще где-то работать. Нашей же героине хотелось посвятить всё время науке. Интегрированный формат голландской аспирантуры позволяет в течение четырех лет писать диссертацию и параллельно работать там же, в институте, на позиции engineer scientist (молодого ученого). В Голландии не набирают аспирантов, когда им нечем платить, и в этом их значительное преимущество.
«У нас невероятно дружный коллектив. Профессора заботятся о командном духе. Нам даже не поощряется обедать отдельно, только вместе! Огромный стол: за ним профессора, студенты, аспиранты. За кофе тоже собираемся. Когда однажды я неделю не появлялась на утреннем кофе, ко мне пришел мой научный руководитель, говорит: «Диана, иди кофе пить! Что такое? Отбиваешься от коллектива!».
Помимо науки, у Дианы есть время на многочисленные увлечения. Признается, что очень любит читать: обожает фантастику, детективы, фэнтези. Ее любимые авторы - Конан Дойль, Стивен Кинг, Беляев, Брэдбери, Уэллс, братья Стругацкие. После переезда в Голландию Диана увлеклась спортом: серьезно занялась бегом.
«Готовилась к марафону, но пробежала только полумарафон - в Роттердаме. Участвую в студенческих соревнованиях. Недавно купила себе скоростной велосипед. Хожу на художественную гимнастику. Большими успехами пока не хвастаюсь, но все же. Еще занимаюсь pole-dancing-ом – танцами на пилоне»
Долой стереотипы о замкнутых в себе ученых: Диана – веселый, лучезарный, заряжающий позитивом человек. Она буквально влюблена в свою работу: иногда ей даже снятся сны с электронными микроскопами! Во время беседы с ней невольно погружаешься в мир науки. И начинаешь понимать, что физика – не трехэтажные формулы на школьных уроках, а нечто живое и безумно увлекательное.
~
ФИЛОСОФИЯ
«В ВИДЕОИГРАХ Я ВИЖУ ОСОБУЮ ФИЛОСОФИЮ»
Если вы встретите этого человека на улице, что вы подумаете о нем? Наверняка решите, что он студент, предположите, что играет на гитаре и любит видеоигры. Отчасти вы будете правы. Но к играм он подошел гораздо серьезнее - он их изучает. И встретились мы с ним не на улице, а в "Москоу Гэйм Центре".

Александру Ветушинскому 28 лет, он аспирант философского факультета МГУ и один из создателей Moscow Game Center.
Александра невозможно представить без видеоигр, но его интерес к ним другого рода. Даже во время нашего разговора его жесты выдают привычку к клавиатуре и джойстикам. Однако если вы решите, что Александр пропадает днями и ночами в виртуальном пространстве, то вы сильно ошибетесь: его нынешняя страсть - научная литература и статьи на тему видеоигр. Когда Александр вместе с друзьями получил площадку, на которой они могли проводить открытые лекции, они задались вопросом, что будет интересно широкой аудитории и в чем они смогут проявить себя. Ответ пришел незамедлительно - видеоигры. Позже на этой платформе возник совершенно новый для Москвы проект - Moscow Game Center, куда люди приходят не играть, а узнать о виртуальной реальности нечто новое.
«Неожиданно оказалось, что видеоиграми можно заниматься профессионально. Выяснилось, что есть даже ученые, сосредоточенные на изучении видеоигр. Они проводят исследования и пишут научные работы».
Сейчас Ветушинский читает лекции и занимается научной деятельностью. Один из его проектов - "Современная медиатеория и метафизика видеоигр", также он ведет межфакультетский курс в МГУ, тоже посвященный видеоиграм.

Когда-то он и представить не мог, что в будущем он посвятит этой теме свою жизнь. Он пробовал себя и в рисовании, и в музыке - везде добился некоторого успеха, вместе со своей рок-группой дал 12 концертов за год, поступил на факультет дизайна в МГУПИ, но ощущал некоторую неудовлетворенность результатами. Он понял, что музыка не даст ему уверенности в завтрашнем дне, а заниматься дизайнерскими проектами и рисовать на заказ попросту неинтересно. Но его страсть к музыке не утихла. "Мое хобби – это мечтать о том, что я мог бы стать классным рок-музыкантом", - шутит Александр, импровизируя на воображаемой гитаре.

Возможно, каждый старшеклассник хотел стать рок-звездой и поступить в музыкальное училище. Но Александра привлекало другое. После ухода из университета он долго думал, что, вероятно, ему стоит поступить на богословский факультет.
«Меня всегда привлекала теология. Это не просто размышления о каких-то вещах, а довольно строгая дисциплина об объектах, которых нет, которые невозможно потрогать, невозможно идентифицировать. Меня это настолько увлекло, что я чуть было не поступил на богословский факультет».
Но случайности неслучайны. Барабанщик его музыкальной группы был студентом философского факультета, и пообщавшись с ним, Ветушинский окончательно понял, что ему по натуре ближе всего философия.
«Я считаю, что философия – это профессиональное мышление. Это не значит, что ты думаешь лучше, чем все остальные, ты просто делаешь это правильно. Это как игра на музыкальном инструменте: ты можешь быть самоучкой, научишься играть, но это не профессионализм».
В планах на ближайшее будущее у него продвигать изучение видеоигр в других университетах, не допуская, чтобы это стало профанацией науки.. Но это не единственная цель, к которой стремится Александр. На первом месте у него стоит самореализация, и Moscow Game Center - одна из возможностей, которая позволит ему это сделать. Идеальная действительность для Ветушинского - заниматься тем, что ему нравится, и быть публично востребованным. В этом он и нашел себя.
~
ФИЛОЛОГИЯ
«С КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРОЙ Я ПОДРУЖИЛАСЬ ЕЩЕ В ДЕТСТВЕ»
Екатерина Доротюк выросла в семье филологов; с детства ее окружали книги, поэтому и выбор профессии был очевиден - факультет иностранной филологии Таврического Национального Университета имени В.И. Вернадского.

«С классической литературой я подружилась еще в детстве. Подруги подшучивали над моей любовью к романам Вальтера Скотта, Эдмунда Спенсера, Жозефа Бедье».

Английский язык, на котором и были написаны любимые романы девушки, стал главным сначала в учебе, затем и в работе. Волшебный мир языка увлек ее и вдохновил на более глубокое изучение рыцарских романов! За ними последовал и фольклор. Екатерина углубилась в изучение истории, чтобы найти истоки изменения и различия речевых особенностей разных слоев населения IX-XV веков. Это также вдохновило на написание научной работы по лингвистике. В ней филолог провела сопоставительный анализ различных наречий и диалектов английских сословий! Это стало основанием для присвоения Екатерине ученой степени.

Столь глубокое и основательное погружение в культуру и язык английского средневековья вдохновило девушку на создание и разработку новой методики изучения языка через соприкосновение с историей, отраженной на страницах книг.
«Это будет комплексное изучение языка через художественную литературу. Методика включит в себя не только обычное заучивание алфавита, грамматических правил, скучных дат. Мы будем воссоздавать английские национальные традиции: играть, шить костюмы, рисовать… И, конечно же, с нами будет музыка!»

Через пару лет Екатерина решила применить свою методику в работе с детьми. Сейчас Екатерина не только востребованный специалист в научной среде, но и весьма успешный методист и педагог. Она продолжает научную деятельность в филологии и совершенствует методику преподавания языка.
В свободное от науки время она воплощает в жизнь образы из ее любимых книг. Не повернется язык назвать Екатерину скучным человеком, который целыми днями только и занимается тем, что перелистывает страницы бесконечных томов!

Исторические романы сделали свое дело - девушка навсегда влюбилась в атмосферу Средневековья: рыцарские турниры, прекрасные дамы - все это живет в ее сердце.
«Я всегда мечтала оказаться в волшебной стране с драконами, тайнами и приключениями. Занятия исторической реконструкцией исполнили мою мечту. Для меня это стало настоящей сказкой наяву»
В первую очередь девушку интересует игровая сторона реконструкций, возможность ненадолго очутиться в ином, фантастическом мире, уйти от реальности.

«OК, Google: «Как найти в Крыму людей, которым интересны реконструкции так же, как мне?». Я присмотрела сообщество, в котором нашла действительно близких мне людей. Я стала членом клуба реконструкторов. Эти ребята воссоздают на фестивалях дух, быт, традиции и боевые искусства Средневековья и эпохи Возрождения. Так все и закрутилось».

Когда речь зашла о том, откуда Екатерина черпает вдохновение, в первую очередь она вспомнила о своем любимом человеке. Кстати, о нем: именно в клубе крымских реконструкторов Екатерина встретила свою вторую половинку. И вот буквально пару дней назад они поженились.

Так увлечение историей, а затем и реконструкцией стало для девушки поистине судьбоносным. Научная карьера, любовь, хобби – все нашло ее именно в этой сфере.

~
Куратор проекта: Мария Крашенинникова
Главный редактор: Анастасия Григорьева
Заместители главного редактора: Анастасия Середа, Татьяна Кузьмичева
Выпускающий редактор: Александра Сидорова
Фотографы: Георгий Никаноров, Татьяна Афанасьева, Анна Коняхина
Дизайнеры: Виталий Михайлюк, Владислав Кочетков, Иван Слободяник
Корреспонденты: Елена Кондрацкая, Екатерина Криворучко, Наталья Мелехина, Евгения Сапельникова, Влада Пантелеева, Юлия Игуменова, Юлия Бойчук, Анастасия Носова, Анастасия Синицкая, Екатерина Лысак
© 203 группа, факультет журналистики МГУ

2015
Made on
Tilda